Получайте мгновенные оповещения
о главных событиях
 
 
Вход на сайт
Регистрация
Вход для зарегистрированных:
Войти
Закрыть
Восстановление пароля
Регистрация
Отправить
Восстановление пароля
Ведите учет и сдавайте отчетность. Веб-сервис для предпринимателей
С 1 июля в ККТ должен быть фискальный накопитель Купить фискальный накопитель и услуги ОФД

Размер заработной платы относительно МРОТ при работе неполный день

25 июня 2015 в 22:41
доброго времени суток, скажите, пожалуйста, у меня ИП по УСН.хочу нанять работников 2 человек на неполный рабочий день.какая должна быть зар. плата Вопрос удалён модератором.? спасибо большое.
Кира Лерская  2 827 баллов, г. Москва
25 июня 2015 в 22:50
Цитата (skazka-ray):доброго времени суток, скажите, пожалуйста, у меня ИП по УСН.хочу нанять работников 2 человек на неполный рабочий день.какая должна быть зар. плата и тогда какие налоги нужно платить и в какие периоды? спасибо большое.
Добрый день. Согласно правилам форума , в одной теме задается один вопрос. Каждый новый вопрос надо задавать в новой теме. Поэтому первый вопрос остаётся в этой теме, а второй (я его выделила синим цветом) задайте, пожалуйста, в НОВОЙ теме.
olga ls  4 306 баллов
26 июня 2015 в 00:16
Цитата (skazka-ray):доброго времени суток, скажите, пожалуйста, у меня ИП по УСН.хочу нанять работников 2 человек на неполный рабочий день.какая должна быть зар. плата Вопрос удалён модератором.? спасибо большое.
Здравствуйте.
ТК РФ ст.133:
"Месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда."

Ст.133.1: "В субъекте Российской Федерации региональным соглашением о минимальной заработной плате может устанавливаться размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации.
Размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации может устанавливаться для работников, работающих на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, за исключением работников организаций, финансируемых из федерального бюджета.
Размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации устанавливается с учетом социально-экономических условий и величины прожиточного минимума трудоспособного населения в соответствующем субъекте Российской Федерации.
Размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации не может быть ниже минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом.
Размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации обеспечивается:
организациями, финансируемыми из бюджетов субъектов Российской Федерации, - за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации, внебюджетных средств, а также средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности;
организациями, финансируемыми из местных бюджетов, - за счет средств местных бюджетов, внебюджетных средств, а также средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности;

другими работодателями - за счет собственных средств.

Разработка проекта регионального соглашения о минимальной заработной плате и заключение указанного соглашения осуществляются трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений соответствующего субъекта Российской Федерации в порядке, установленном статьей 47 настоящего Кодекса.
После заключения регионального соглашения о минимальной заработной плате руководитель уполномоченного органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации предлагает работодателям, осуществляющим деятельность на территории этого субъекта Российской Федерации и не участвовавшим в заключении данного соглашения, присоединиться к нему. Указанное предложение подлежит официальному опубликованию вместе с текстом данного соглашения. Руководитель уполномоченного органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации уведомляет об опубликовании указанных предложения и соглашения федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда.
Если работодатели, осуществляющие деятельность на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, в течение 30 календарных дней со дня официального опубликования предложения о присоединении к региональному соглашению о минимальной заработной плате не представили в уполномоченный орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации мотивированный письменный отказ присоединиться к нему, то указанное соглашение считается распространенным на этих работодателей со дня официального опубликования этого предложения и подлежит обязательному исполнению ими. К указанному отказу должны быть приложены протокол консультаций работодателя с выборным органом первичной профсоюзной организации, объединяющей работников данного работодателя, и предложения по срокам повышения минимальной заработной платы работников до размера, предусмотренного указанным соглашением.
В случае отказа работодателя присоединиться к региональному соглашению о минимальной заработной плате руководитель уполномоченного органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации имеет право пригласить представителей этого работодателя и представителей выборного органа первичной профсоюзной организации, объединяющей работников данного работодателя, для проведения консультаций с участием представителей сторон трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений соответствующего субъекта Российской Федерации. Представители работодателя, представители выборного органа первичной профсоюзной организации и представители указанной трехсторонней комиссии обязаны принимать участие в этих консультациях.
Копии письменных отказов работодателей от присоединения к региональному соглашению о минимальной заработной плате направляются уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в соответствующий территориальный орган федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.
Месячная заработная плата работника, работающего на территории соответствующего субъекта Российской Федерации и состоящего в трудовых отношениях с работодателем, в отношении которого региональное соглашение о минимальной заработной плате действует в соответствии с частями третьей и четвертой статьи 48 настоящего Кодекса или на которого указанное соглашение распространено в порядке, установленном частями шестой - восьмой настоящей статьи, не может быть ниже размера минимальной заработной платы в этом субъекте Российской Федерации при условии, что указанным работником полностью отработана за этот период норма рабочего времени и выполнены нормы труда (трудовые обязанности)."

ТК устанавливает, что работнику полностью отработавшему месяц и выполнившему всю норму рабочего времени за этот период нужно платить не меньше МРОТ (с учётом районного коэффициента и северной надбавки, если они есть) либо (если в регионе действует соглашение о минимальной ЗП) не меньше этого размера.
Если работник работает в режиме неполного рабочего времени, то и минимальная ЗП учитывается не полностью: пропорционально отработанному времени.
Например, работник оформлен на 0,5 ставки, значит минимум который ему нужно платить, будет рассчитан как:
1) МРОТ(федеральный)*К*0,5
МРОТ на настоящий момент 5965 руб.
Где К - коэффициент, учитывающий районный коэф и сев надбавка;
2) Или при наличии действующего регионального соглашения по минимальной ЗП: РМЗП*0,5,
Где РМЗП - региональная минимальная заработная плата.
Региональная минимальная ЗП установлена не во всех регионах.
Подарок для новых ИП!
Ведите учет и сдавайте отчетность бесплатно
Расчет зарплаты
Удобно с сервисом Контур.Бухгалтерия
Купить фискальный накопитель и услуги ОФД
С 1 июля в ККТ должен быть фискальный накопитель
ПомБух  67 121 балл, г. Челябинск
26 июня 2015 в 09:59
Здравствуйте.

Минимум, котрый должен быть начислен сотруднику, рассчитывается без учёта РК и "северных", поэтому:
Цитата (olga ls):Например, работник оформлен на 0,5 ставки, значит минимум который ему нужно платить, будет рассчитан как:
1) МРОТ(федеральный) *0,5
МРОТ на настоящий момент 5965 руб.
Где К - коэффициент, учитывающий районный коэф и сев надбавка;
26 июня 2015 в 20:30
спасибо большое
Сероглазая  136 201 балл, г. Московская область
27 июня 2015 в 18:11
Цитата (ПомБух):Минимум, котрый должен быть начислен сотруднику, рассчитывается без учёта РК и "северных", поэтому:
Текст обзора Верховного Суда Российской Федерации практики рассмотрения судами дел, связанных с осуществлением гражданами трудовой деятельности в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях  Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 февраля 2014 года     

Верховным Судом Российской Федерации проведено изучение практики рассмотрения судами в 2010–2012 годах споров, связанных с осуществлением гражданами трудовой деятельности в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Анализ судебной практики названной категории дел показал, что суды в основном правильно применяли законодательство, регламентирующее труд лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Следует отметить, что судами за указанный выше период в основном рассматривались споры о взыскании заработной платы с учетом районного коэффициента и процентной надбавки и споры о взыскании расходов на оплату проезда к месту использования отпуска и обратно.

1. Оплата труда

Районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности занимают полностью или частично территорию 24 субъектов Российской Федерации и представляют собой территории с тяжелыми природными условиями, обусловливающими увеличение размера заработной платы и предоставление компенсаций лицам, работающим на указанных территориях.

Территории, относящиеся к районам Крайнего Севера и местностям, приравненным к ним, определяются в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 3 января 1983 года №12 «О внесении изменений и дополнений в Перечень районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, утвержденный постановлением Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 года №1029» (с последующими изменениями и дополнениями). Указанное постановление содержит Перечень районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера.

В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации (далее – ТК РФ) оплата труда работников, занятых на работах в местностях с особыми климатическими условиями, производится в повышенном размере (статья 146 ТК РФ). В состав заработной платы, помимо вознаграждения за труд в зависимости от его сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, включаются также компенсационные выплаты (в том числе за работу в особых климатических условиях) и стимулирующие выплаты (часть вторая статьи 129 ТК РФ). Статья 148 ТК РФ гарантирует оплату труда в повышенном размере работникам, занятым на работах в местностях с особыми климатическими условиями, в порядке и размерах не ниже установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Эти нормы конкретизированы в статьях 315, 316, 317 ТК РФ, предусматривающих, что оплата труда лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате. Размеры и порядок применения районных коэффициентов и процентных надбавок устанавливаются Правительством Российской Федерации. Аналогичное правовое регулирование содержится в Законе Российской Федерации от 19 февраля 1993 года №4520-I «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» (далее – Закон Российской Федерации от 19 февраля 1993 года №4520-I).

На федеральном уровне до настоящего времени соответствующих постановлений не принято, поэтому в силу части первой статьи 423 ТК РФ к заработной плате работников подлежат применению районные коэффициенты (для производственных и непроизводственных отраслей экономики) и процентные надбавки, установленные органами государственной власти бывшего Союза ССР или органами государственной власти Российской Федерации.

Процентные надбавки за стаж работы в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним, установлены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1960 года «Об упорядочении льгот для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера» и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 сентября 1967 года №1980-VII «О расширении льгот для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера».

Органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления предоставлено право за счет средств соответственно бюджетов субъектов Российской Федерации и бюджетов муниципальных образований устанавливать более высокие размеры районных коэффициентов и процентных надбавок для учреждений, финансируемых соответственно за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и муниципальных бюджетов. Нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации может быть установлен предельный размер повышения районного коэффициента и процентной надбавки, устанавливаемого входящими в состав субъекта Российской Федерации муниципальными образованиями (часть вторая статьи 316 ТК РФ, статья 317 ТК РФ, статья 10 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года №4520-I).

Руководствуясь приведенными нормативными предписаниями, суды приходят к выводу, что районные коэффициенты и процентные надбавки к заработной плате работников являются элементами заработной платы, выплачивать которую в полном размере в силу статьи 22 ТК РФ – прямая обязанность работодателя.

К заработной плате работников организаций, финансируемых из федерального бюджета, подлежат применению районные коэффициенты, установленные федеральными органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти бывшего Союза ССР.


Пример. А. обратился в суд с иском к организации (УФМС России по ЯНАО) о возложении обязанности произвести выплату суммы районного коэффициента к заработной плате.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в период с 22 января 2008 года по 18 октября 2010 года он работал в организации в г. Надыме в должности инспектора. С 22 января 2008 года по 1 ноября 2009 года ему был установлен районный коэффициент к заработной плате в размере 70%. С ноября 2009 года по 18 октября 2010 года ему стали начислять районный коэффициент к заработной плате в размере 50%.

Судом установлено, что Законом Ямало-Ненецкого автономного округа от 16 декабря 2004 года №89-ЗАО «О гарантиях и компенсациях для лиц, работающих в организациях, финансируемых за счет средств окружного бюджета, проживающих на территории Ямало-Ненецкого автономного округа» определено, что работникам организаций, финансируемых за счет средств окружного бюджета, расположенных на территории автономного округа в населенных пунктах севернее Полярного круга, установлен единый районный коэффициент к заработной плате в размере 1,8, южнее – 1,7. Согласно приложению к названному Закону в г. Надыме районный коэффициент установлен в размере 1,7.

На основании распоряжения администрации Ямало-Ненецкого автономного округа от 18 декабря 2008 года №614-РА было заключено соглашение от 18 марта 2009 года №2, которым определен порядок и условия осуществления дополнительных выплат сотрудникам, государственным служащим и работникам организации, в которой работал истец. В связи с этим истцу был начислен и выплачивался включительно по ноябрь 2009 года дополнительный районный коэффициент.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что финансирование организации, в которой работал истец, осуществляется исключительно за счет средств федерального бюджета, поэтому к заработной плате работников подлежит применению районный коэффициент 1,5, установленный постановлением Госкомтруда СССР, ВЦСПС от 4 сентября 1964 года №380/П-18 «Об утверждении районных коэффициентов к заработной плате работников просвещения, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, торговли и общественного питания, других отраслей народного хозяйства, непосредственно обслуживающих население, занятых в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к районам Крайнего Севера». При этом суд указал, что Закон Ямало-Ненецкого автономного округа от 16 декабря 2004 года №89-ЗАО не подлежит применению в отношении лиц, проживающих в автономном округе и являющихся работниками организаций, финансируемых из средств федерального бюджета.

Решение суда не обжаловалось (по материалам обобщения судебной практики Суда Ямало-Ненецкого автономного округа).

Исходя из того, что действующее законодательство (статья 316 ТК РФ) ставит применение районного коэффициента в зависимость от того, из каких источников финансируются работодатели, вывод суда о применении к заработной плате работников организаций, финансируемых из федерального бюджета, районного коэффициента, установленного федеральными органами государственной власти бывшего Союза ССР, является правильным.

При рассмотрении споров о размере районных коэффициентов суды обоснованно принимали во внимание, что установление ряда коэффициентов к заработной плате на территории бывшего Союза ССР носило временный характер, а также то обстоятельство, что данные коэффициенты могли быть распространены на работников территорий, не относящихся к районам Крайнего Севера и местностей, приравненных к ним.

Коэффициент 1,7, предусмотренный постановлением Совета Министров СССР от 08 июля 1974 года №561 «О строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали» (пункт 1 приложения 9), устанавливался на время строительства Байкало–Амурской железнодорожной магистрали и железнодорожной линии БАМ–Тында–Беркакит.

Пример. Работники обратились в суд с иском к организации (Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России №4 по Республике Бурятия) о признании незаконными действий по изменению существенных условий труда, выразившихся в изменении оплаты труда в сторону уменьшения, понуждении выплачивать заработную плату с применением коэффициента 1,7.

Иск мотивирован тем, что работодатель в нарушение требований статьи 135 ТК РФ уменьшил размер оплаты труда. Уменьшение размера выразилось в начислении заработной платы с применением коэффициента 1,3 вместо 1,7, установленного постановлением Совета Министров СССР №561 от 08 июля 1974 года «О строительстве Байкало–Амурской железнодорожной магистрали».

Решением суда в удовлетворении иска отказано, снижение коэффициента до размера 1,3 признано правильным.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что истцы являются работниками организации, финансируемой из федерального бюджета. Работодателем принято решение об изменении существенных условий труда в виде оплаты труда с применением коэффициента 1,3, о чем работники инспекции были уведомлены в письменном виде за два месяца. Впоследствии истцам выплачивалась заработная плата с применением указанного коэффициента.

Районный коэффициент 1,3 по Северобайкальскому району Республики Бурятия был установлен постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 04 сентября 1964 года №380/П-18 «Об утверждении районных коэффициентов к заработной плате работников просвещения, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, торговли и общественного питания, других отраслей народного хозяйства, непосредственно обслуживающих население, занятых в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к районам Крайнего Севера», которое исходя из статьи 423 ТК РФ продолжает действовать до настоящего времени.

Районный коэффициент 1,7 к заработной плате устанавливался постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 08 июля 1974 года №561 на время строительства Байкало–Амурской железнодорожной магистрали и железнодорожной линии БАМ–Тында–Беркакит. Следовательно, установление повышенного коэффициента носило временный характер. Данный коэффициент не является районным, который устанавливается в централизованном порядке к заработной плате работников, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. Строительство последнего объекта на Бурятском участке БАМа– Северомуйского тоннеля завершено в 2003 году.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия решение оставлено без изменения (по материалам обобщения судебной практики Верховного Суда Республики Бурятия).

Лицам, проживающим и работающим в ЗАТО «Межгорье», сохранены условия оплаты труда, предусмотренные постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 июля 1974 года №561 «О строительстве Байкало–Амурской железнодорожной магистрали».

Пример. Работники обратились в суд с иском к организации о взыскании задолженности по заработной плате.

Требования истцов были мотивированы тем, что они работали в филиале организации, расположенном в закрытом административно-территориальном образовании (ЗАТО) «Межгорье». Однако процентная надбавка к заработной плате за каждый год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, и специальный коэффициент в размере 1,25 им не начислялись, также к заработной плате не применялся коэффициент в размере 1,7.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 июля 1974 года №561 «О строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали» и пунктами 1 и 2 приложения 9 к названному постановлению к заработной плате работников БАМа был введен районный коэффициент 1,7 и распространены льготы, установленные для лиц, работающих в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 июня 1978 года №487-152 на всех работников, занятых на строительстве и обслуживании в районах строительства объекта, расположенного в г. Белорецке-15 (ЗАТО «Межгорье»), независимо от ведомственной принадлежности, были распространены условия оплаты труда и льготы, предусмотренные постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 8 июля 1974 года №561. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 8 июля 1995 года №687 за лицами, проживающими и работающими в ЗАТО г. Межгорье, были сохранены ранее предусмотренные льготы.

Решение суда не обжаловалось (по материалам обобщения судебной практики Верховного Суда Республики Татарстан).

Такие выводы судов соответствуют положениям части первой статьи 316 ТК РФ и части первой статьи 423 ТК РФ.
В Трудовом кодексе Российской Федерации не раскрывается содержание понятия «место работы». В теории трудового права под местом работы понимается расположенная в определенной местности (населенном пункте) конкретная организация, ее представительство, филиал, иное обособленное структурное подразделение. В случае расположения организации и ее обособленного структурного подразделения в разных местностях исходя из части второй статьи 57 ТК РФ, место работы работника уточняется применительно к этому структурному подразделению.

В то же время согласно положениям статей 315, 316, 317 ТК РФ при расчете заработной платы должен применяться районный коэффициент и процентная надбавка, установленные к заработной плате в районе или местности по месту выполнения работы.

Руководствуясь названными нормами, суды правильно приходят к выводу о том, что независимо от места нахождения организации оплата труда работников ее обособленного структурного подразделения, расположенного в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, оплачивается с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате.

Пример. Д. обратился в суд с иском к закрытому акционерному обществу Коммерческий банк «РОСЭНЕРГОБАНК» в лице Архангельского филиала о взыскании задолженности по заработной плате в сумме, процентов за просрочку выплаты заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований Д. указал, что работал в должности помощника советника по защите собственности ЗАО КБ «РОСЭНЕРГОБАНК» с 19 сентября 2006 года, с 1 октября 2009 года был переведен на должность советника управляющего. Его фактическим местом работы являлось структурное подразделение банка – Архангельский филиал, расположенный в г.Архангельске, который отнесен к местности, приравненной к районам Крайнего Севера. Однако заработную плату работодатель выплачивал истцу без применения районного коэффициента и процентной надбавки за работу в данной местности, в связи с чем образовалась задолженность. С 19 октября 2009 года истец был уволен в связи с сокращением штата работников организации с выплатой соответствующей компенсации, между тем количество дней неиспользованного отпуска было определено без учета продолжительности дополнительного отпуска, установленной трудовым законодательством для работников районов, приравненных к районам Крайнего Севера. 

Представитель ЗАО КБ «РОСЭНЕРГОБАНК» с заявленными требованиями не согласилась, указав, что истец состоял в трудовых отношениях с центральным офисом банка, расположенным в г. Москве, у ответчика не было оснований для оплаты труда истца с применением районного коэффициента и процентной надбавки.

Суд удовлетворил заявленные требования истца в пределах срока, установленного статьей 392 ТК РФ, руководствуясь следующим. 

Согласно статье 315 ТК РФ оплата труда в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате. Размер районного коэффициента и порядок его применения для расчета заработной платы работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливаются Правительством Российской Федерации (статья 316 ТК РФ). Аналогичные положения содержатся и в статье 10 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года №4520-I. 

Перечень районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, утвержден постановлением Совета Министров СССР от 3 января 1983 года №12 (с последующими изменениями и дополнениями). В соответствии с указанным Перечнем г. Архангельск отнесен к местностям, приравненным к районам Крайнего Севера, где установлен размер районного коэффициента 1,2 (постановление Государственного комитета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы и Президиума ВЦСПС от 20 ноября 1967 года №512/П-28). 

Таким образом, лицам, работающим в г. Архангельске, оплата труда должна производиться с применением районного коэффициента и процентной надбавки, установленных для данной местности.

В целях применения указанных льгот под местом расположения организации следует понимать не только местонахождение ее основного офиса, но и все районы, в которых находятся филиалы, представительства и другие обособленные структурные подразделения организации.

Как следует из материалов дела и не отрицалось представителем ответчика в ходе рассмотрения дела, рабочее место истца, где он ежедневно исполнял трудовые функции, находилось в офисе Архангельского филиала банка, расположенном по адресу: г. Архангельск, ул. Поморская, 2. В город Москву он выезжал в служебные командировки. При таких обстоятельствах доводы истца о том, что оплата труда должна производится с применением районного коэффициента и процентной надбавки являются обоснованными(по материалам обобщения судебной практики Архангельского областного суда).

Пример. Разрешая спор по иску Х. к ЗАО «Братские электрические сети» о взыскании заработной платы, компенсации за задержку выплаты заработной платы, суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований истца.

В ходе рассмотрения дела установлено, что истец работал на участке РЭС-2 ЗАО «Братские электрические сети», который расположен в Нижнеилимском районе г. Железногорска-Илимского и является обособленным подразделением ЗАО «Братские электрические сети». За период работы ему не выплачивался районный коэффициент, установленный действующим законодательством Российской Федерации по Нижнеилимскому району в размере 1,6. Районный коэффициент 1,4 начислялся и выплачивался по месту нахождения головного предприятия в г. Братске.

Истец просил взыскать с ответчика задолженность по заработной плате с учетом районного коэффициента 1,6, установленного по месту фактического выполнения им трудовых функций, то есть в Нижнеилимском районе, который приравнен к районам Крайнего Севера.

При рассмотрении дела суд руководствовался постановлением главы администрации Иркутской области от 28 января 1993 года №9 «О выравнивании районного коэффициента к заработной плате на территории Иркутской области», в соответствии с которым на территории Нижнеилимского района с 1 января 1993 года был установлен единый районный коэффициент к заработной плате рабочих и служащих в размере 1,6. Затраты на выплату установленных районных коэффициентов определено осуществлять: предприятиям – за счет собственных средств, бюджетным организациям – за счет соответствующих бюджетов.

Исходя из того, что выплата районного коэффициента к заработной плате относится к гарантиям оплаты труда и является элементом заработной платы, суд пришел к выводу, что исковые требования Х. о взыскании с ответчика задолженности по заработной плате с учетом районного коэффициента, установленного по месту работы истца в подразделении, расположенном в Нижнеилимском районе, т. е. в размере 1,6, подлежат удовлетворению.

Судом не были приняты во внимание доводы ответчика о том, что размер районного коэффициента к заработной плате истца применяется в зависимости от места нахождения организации ЗАО «БЭС», т. е. в г. Братске, где установлен районный коэффициент в размере 40 %, поскольку из системного толкования норм статьи 316 ТК РФ и статьи 10 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года №4520-I следует, что при расчете заработной платы должен применяться районный коэффициент, установленный к заработной плате в районе или местности по месту фактического выполнения работы, независимо от места нахождения организации, в штате которой состоит работник (по материалам обобщения судебной практики Иркутского областного суда).


Пример. Работники обратились в суд с иском к воинской части о взыскании задолженности по заработной плате.

Суд удовлетворил заявленные требования, установив, что истцам с апреля 2011 года выплачивается надбавка в размере 30% вместо 50%, предусмотренных трудовыми договорами. Воинская часть, в которой работают истцы, с 1 марта 2011 года передана на финансовое обеспечение в филиал №1 Управления финансового обеспечения МО РФ по Приморскому краю, находящийся в южных районах Дальнего Востока (местность, не приравненная к районам Крайнего Севера). Место фактического исполнения истцами трудовых обязанностей и место нахождения воинской части не изменилось. Воинская часть находится на территории Рощинской сельской администрации Красноармейского района, который относится к местностям, приравненным к районам Крайнего Севера. В трудовые договоры изменения относительно места работы не вносились (по материалам обобщения судебной практики Приморского краевого суда).

Пример. Г. обратилась в Южно-Сахалинский городской суд Сахалинской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Старстрой» о взыскании невыплаченных сумм районного коэффициента, указав, что она по трудовому договору была принята на работу в филиал ООО «Старстрой» в городе Москве координатором по материалам проекта «Сахалин-2» на период с декабря 2004 года по декабрь 2005 года. С момента заключения трудового договора она работала в филиале ООО «Старстрой» в городе Южно-Сахалинске, подчиняясь руководству данного филиала. Полагала, что поскольку фактические трудовые отношения у нее сложились с указанным филиалом, расположенным в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, то оплата ее труда должна была производиться с учетом районного коэффициента. Однако работодатель данные выплаты не производил.

Удовлетворяя требование истца, суд исходил из того, что на протяжении всего периода работы у ответчика истец осуществляла свои трудовые функции в филиале ООО «Старстрой» (местонахождение – г. ЮжноСахалинск), что не опровергалось стороной ответчика. Данное обстоятельство подтверждается табелями учета рабочего времени истца, а также командировочными удостоверениями, согласно которым истец дважды направлялась в служебные командировки – в г. Хабаровск на 1 день и в г.Париж на 7 дней. 

Суд признал несостоятельным довод ответчика об отсутствии у истца права на получение районного коэффициента в связи с ее нахождением в г. Южно-Сахалинске в командировке, указав, что служебной командировкой является поездка работника по распоряжению работодателя на определенный срок для выполнения служебного поручения вне места постоянной работы. Служебные поездки работников, постоянная работа которых осуществляется в пути или имеет разъездной характер, служебными командировками не признаются (статья 166 ТК РФ). Следовательно, работник, направляемый в служебную командировку, имеет постоянное место работы в определенной организации и для выполнения какого-либо поручения направляется в другую организацию, расположенную в иной местности, временно, а после выполнения данного задания возвращается на свое постоянное место работы. В данном случае истец иного места работы, кроме филиала ООО «Старстрой», расположенного в г.Южно-Сахалинске, на протяжении всего периода трудовой деятельности у ответчика не имела (по материалам обобщения судебной практики Сахалинского областного суда).


Районный коэффициент не начисляется на средний заработок, выплачиваемый работнику за период нахождения в служебной командировке.

Пример.
 А. обратился в суд с иском к ОАО «РЖДстрой» в лице его филиала – Строительно-монтажного треста №10 о взыскании заработной платы в общей сложности за 43 дня нахождения в командировках в районах Крайнего Севера за последние три года работы.

Разрешая спор, суд установил, что истец при выполнении трудовых обязанностей направлялся работодателем в командировки в районы Крайнего Севера. При таких обстоятельствах, руководствуясь положениями статьи 167 ТК РФ, в соответствии с которыми при направлении работника в служебную командировку ему гарантируются сохранение места работы (должности) и среднего заработка, а также положениями п. 4 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной приказом Минтруда РСФСР от 22 ноября 1990 года №2, предусматривающими, что работникам, направленным в служебные командировки и временно на период проведения полевых работ в районы Крайнего Севера и в приравненные к ним местности с предприятий, расположенных в других районах страны, льготы, установленные Указами Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1960 года и от 26 сентября 1967 года, не предоставляются, суд в удовлетворении иска отказал (по материалам обобщения судебной практики Свердловского областного суда).

По общему правилу труд работника используется по месту работы. Труд отдельных работников организуется вне места нахождения работодателя, его представительства, филиала, иного обособленного структурного подразделения. Если в таких случаях выполнение работником трудовой функции осуществляется в районе Крайнего Севера или местности, приравненной к районам Крайнего Севера, то суды, принимая во внимание фактическое место работы работника, приходят к правильному выводу о начислении к его заработной плате соответствующего коэффициента и процентной надбавки.

Районный коэффициент и процентная надбавка начисляются к заработной плате работника в зависимости от места выполнения им трудовой функции, а не от места нахождения работодателя, в штате которого состоит работник.

Пример.
 А. обратилась в суд с иском к организации о взыскании невыплаченного районного коэффициента и процентной надбавки.

Судом установлено, что истец работала по трудовому договору в должности территориального менеджера в отделе региональных продаж организации, местом нахождения которого является территория, не относящаяся к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям.

Свои трудовые обязанности истец исполняла в г. Петрозаводске Республики Карелия, отнесенном постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 1994 года №155 к местности, приравненной к районам Крайнего Севера. Общение с работодателем происходило дистанционно через Интернет.

Заработная плата истцу выплачивалась в размере должностного оклада без учета районного коэффициента 15 % и без учета процентной надбавки к заработной плате в размере 50 %. Кроме того, ей не предоставлялся дополнительный отпуск продолжительностью 16 календарных дней, установленный статьей 115 ТК РФ и статьей 14 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года №4520-I. Отпускные также рассчитывались без учета районного коэффициента и северных надбавок.

Исполнение истцом трудовых обязанностей в г. Петрозаводске подтверждается приказом о приеме на работу, трудовым договором, должностной инструкцией, трудовым договором на работу по совместительству в указанный период времени в г. Петрозаводске, показаниями свидетелей, допрошенными по судебному поручению в г. Петрозаводске.

Установив, что истец по трудовому договору осуществляла трудовую функцию в местности, где к заработной плате применяются районный коэффициент и процентная надбавка, суд пришел к выводу о том, что районный коэффициент к заработной плате истицы должен составлять 15 %. При этом суд указал, что отсутствие в трудовом договоре условий о применении районного коэффициента и процентной надбавки (в нарушение требований действующего законодательства) не лишает работника права требовать выплаты заработной платы, установленной законодательством.

Разрешая спор, суд руководствовался статьей 1 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года №4520-I, согласно которой действие названного Закона распространяется на лиц, работающих по найму постоянно или временно в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, независимо от форм собственности, и лиц, проживающих в указанных районах и местностях, а также частью 2 статьи 146, статьей 148, статьями 315–316 ТК РФ, устанавливающими повышенную оплату труда за работу в особых климатических условиях, положениями части 3 статьи 37 Конституции Российской Федерации, предусматривающей право на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации (по материалам обобщения судебной практики Ивановского областного суда).

Такая практика однозначно сложилась, например, в судах Республики Карелия, Республики Коми, Челябинской области, Иркутской области, Приморского края, Новгородской области.

Обобщение показало, что суды при рассмотрении споров, касающихся начисления районных коэффициентов и процентных надбавок, не всегда исследуют вопрос о фактическом месте работы работника, что приводит к отмене судебных постановлений.

Пример. Решением городского суда отказано в удовлетворении исковых требований К. к ООО «УМРК» о признании работы вахтовым методом, взыскании надбавки, понуждении к предоставлению дополнительного отпуска за работу вахтовым методом, выплате районного коэффициента за работу в районах Крайнего Севера на том основании, что работодателем, расположенным за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, не принято решение о введении вахтового метода организации работ.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда оставлено без изменения.

Отменяя апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, суд кассационной инстанции указал, что по условиям трудового договора истец принят на работу в ООО «УМРК» в качестве электрогазосварщика 5 разряда в структурное подразделение УРМО-2, расположенное в 26 квартале Воронцовского лесничества, - промышленной площадке ЗАО «Золото Северного Урала» (Краснотурьинский район Свердловской области). Рабочего места по месту нахождения работодателя истец не имел, на промышленной площадке ЗАО «Золото Северного Урала» не работал ни одного дня, направлялся на работу вне места постоянного проживания и места нахождения работодателя – в Магаданскую область – по графику месяц через месяц, где ежедневно работал по 11–12 часов, проживая в общежитии.

Между тем, разрешая данный спор, суд первой инстанции не устанавливал, работал ли истец фактически в условиях вахтового метода. Отказывая в удовлетворении иска, в том числе в части требований о взыскании районного коэффициента за работу в районах Крайнего Севера, суд исходил из того, что в ООО «УМРК» принято Положение о служебных командировках, работодатель не принимал локального нормативного акта о введении вахтового метода, заключая трудовой договор, истец не давал согласия на работу вахтовым методом, стороны договора предусмотрели условие о направлении истца в служебные командировки.

В соответствии с положениями статьи 297 ТК РФ вахтовый метод – особая форма осуществления трудового процесса вне места постоянного проживания работников, когда не может быть обеспечено ежедневное их возвращение к месту постоянного проживания. Вахтовый метод применяется при значительном удалении места работы от места постоянного проживания работников или места нахождения работодателя в целях сокращения сроков строительства, ремонта или реконструкции объектов производственного, социального и иного назначения в необжитых, отдаленных районах или районах с особыми природными условиями, а также в целях осуществления иной производственной деятельности. Работники, привлекаемые к работам вахтовым методом, в период нахождения на объекте производства работ проживают в специально создаваемых работодателем вахтовых поселках, представляющих собой комплекс зданий и сооружений, предназначенных для обеспечения жизнедеятельности указанных работников во время выполнения ими работ и междусменного отдыха, либо в приспособленных для этих целей и оплачиваемых за счет работодателя общежитиях, иных жилых помещениях.

Порядок применения вахтового метода утверждается работодателем с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации в порядке, установленном статьей 372 ТК РФ для принятия локальных нормативных актов.

Руководствуясь приведенными положениями, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что трудовое законодательство наделяет работодателя правом организовать производственный процесс, применяя по своему выбору тот или иной метод работы, но не делегирует ему полномочий устанавливать критерии для отнесения работ к тому или иному из предусмотренных законом способов организации труда, это – прерогатива законодателя.

Вместе с тем в силу статьи 8 ТК РФ нормы локальных актов, ухудшающие положение работников по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, не подлежат применению. В соответствии со статьи 9 ТК РФ трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами (по материалам обобщения судебной практики Свердловского областного суда).

Работнику, заключившему трудовой договор о работе по совместительству в организации, расположенной в районах Крайнего Севера или местностях, приравненных к этим районам, оплата труда производится с учетом районных коэффициентов и процентных надбавок.

Установив при разрешении споров, касающихся начисления районных коэффициентов и процентных надбавок, что работник выполняет работу по совместительству, суды правильно удовлетворяют требования о взыскании задолженности по заработной плате за работу по совместительству с учетом районных коэффициентов и процентных надбавок.

Удовлетворяя требования, суды руководствуются положениями части третьей статьи 285 ТК РФ, согласно которой лицам, работающим по совместительству в районах, где установлены районные коэффициенты и процентные надбавки к заработной плате, оплата труда производится с учетом указанных коэффициентов и надбавок.

Как показало обобщение, такая практика сложилась в судах Архангельской области, Республики Бурятия, Ханты-Мансийского автономного округа.

В отличие от районных коэффициентов, начисляемых с первого дня работы в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним, размер процентной надбавки зависит от стажа работы на указанных территориях.

Трудовой стаж, необходимый для начисления процентной надбавки к заработной плате работникам предприятий, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, начиная с 1 июня 1993 года суммируется независимо от сроков перерыва в работе.

Данный вывод, к которому приходят суды, разрешая споры о начислении процентной надбавки, является правильным.

Пример. В. обратилась в суд с иском к филиалу организации о перерасчете процентной надбавки, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов.

В обоснование иска В. указала, что с 5 августа 2011 года работала в филиале организации, расположенном в г. Ноябрьске в должности бухгалтера и получала процентную надбавку за стаж работы в районе Крайнего Севера в размере 80%.

31 августа 2011 года истец была уволена по истечении срока трудового договора, а 16 апреля 2012 года вновь принята на работу в этот же филиал организации, но процентная надбавка ей была установлена в размере 60%.

Проверяя правильность начисления процентной надбавки к заработной плате, суд первой инстанции на основании пунктов 22, 23, 24 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций, утвержденной приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 года №2, пришел к выводу, что при наличии больших перерывов в работе истец не имеет права на выплату процентной надбавки в размере 80 %.

Суд апелляционной инстанции не согласился с указанным выводом по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 22 названной Инструкции за работниками предприятий, организаций и учреждений, уволившимися с прежней работы (за исключением увольнения за виновные действия), сохраняется непрерывный стаж работы, дающий право на получение надбавки к заработной плате за работу, если перерыв в работе не превышает сроков, установленных действующим законодательством. За работниками, уволившимися после 1 января 1991 года, сохраняется непрерывный стаж, дающий право на получение надбавок за работу в районах, расположенных в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним, если перерыв между днем увольнения и днем поступления на работу на предприятия, в организации и учреждения в этих районах не превышает сроков, установленных действующим законодательством. При превышении указанных сроков размеры надбавок за непрерывный стаж работы уменьшаются в таком же порядке и размерах, как это предусмотрено за увеличение стажа работы статьей 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 сентября 1967 года №1908-VII.

Судом установлено, что перерыв между периодами работы у ответчика – 7 месяцев и 16 дней (день увольнения 31 августа 2011 года – день принятия на работу 16 апреля 2012 года).

Согласно статье 314 ТК РФ порядок установления и исчисления трудового стажа, необходимого для получения гарантий и компенсаций, устанавливается Правительством Российской Федерации в соответствии с федеральным законом.

В силу пункта 1 постановления Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 07 октября 1993 года №1012 «О порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентной надбавки к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и в остальных районах Севера» (введено в действие с 1 июня 1993 года) трудовой стаж, дающий право на получение процентных надбавок к месячной заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и в остальных районах Севера, где установлены районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате, суммируется независимо от сроков перерыва в работе.

Таким образом, трудовой стаж, дающий право на получение процентных надбавок к заработной плате работникам предприятий, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, начиная с 1 июня 1993 года суммируется независимо от сроков перерыва в работе и мотивов прекращения трудовых отношений, что также следует из пункта 2 Разъяснения №7 «О порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентных надбавок к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях, в южных районах Дальнего Востока, Красноярского края, Иркутской и Читинской областей, Республики Бурятия, в Республике Хакасия», утвержденного постановлением Министерства труда Российской Федерации от 16 мая 1994 года №37.

Решение суда первой инстанции в части отказа В. в удовлетворении иска о перерасчете процентной надбавки к заработной плате судом апелляционной инстанции отменено с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований о перерасчете заработной платы с применением северной надбавки в размере 80% (по материалам обобщения судебной практики Суда Ямало-Ненецкого автономного округа).

В то же время как обоснованно полагают суды при разрешении споров, касающихся начисления процентных надбавок, основания прекращения трудовых отношений не имеют значения для исчисления трудового стажа, необходимого для установления процентной надбавки.

Пример. Р. обратилась с иском к организации о взыскании невыплаченной суммы надбавки к заработной плате за работу в районах Крайнего Севера, ссылаясь на то, что работодатель в нарушение статьи 317 ТК РФ не выплачивал ей указанную надбавку в размере 100%.

При разрешении спора суд установил, что до заключения 8 апреля 2005 года трудового договора с организацией Р. работала сторожем в другой организации, расположенной в районах Крайнего Севера, откуда была уволена 10 декабря 1996 года по пункту 4 ст.33 КЗоТ РФ за прогулы. Ответчик, руководствуясь подп. «в» п. 27 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной приказом Минтруда РСФСР от 22 ноября 1990 года №2, и предписанием под. «в» п. 2 Разъяснения о порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентных надбавок к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях, в южных районах Дальнего Востока, Красноярского края, Иркутской и Читинской областей, Республики Бурятия, в Республике Хакасия, утвержденного постановлением Минтруда РФ от 16 мая 1994 года №37, согласно которым непрерывный трудовой стаж, дающий право на получение надбавки к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, не сохраняется при поступлении на работу после прекращения трудового договора в связи с прогулом без уважительных причин, при поступлении на работу истца начал заново исчислять стаж, дающий право на получение процентной надбавки, и, соответственно, устанавливал ей процентную надбавку: с 8 октября 2005 года – 10%, с 8 апреля 2006 года – 20%, с 8 октября 2006 года – 30% и т.д.

Решением суда требования Р. удовлетворены частично: во взыскании процентной надбавки за период с 8 апреля 2005 года до 1 сентября 2008 года истцу отказано в связи с пропуском срока на обращение в суд; за период с 1 сентября 2008 года по день увольнения невыплаченные суммы процентной надбавки взысканы в пользу истца.

Принимая указанное решение, суд первой инстанции руководствовался позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в решении от 7 июня 2006 года №ГКПИ06-526, которым вышеприведенное положение Инструкции признано недействующим (по материалам обобщения судебной практики Суда Чукотского автономного округа).

Согласно указанному решению Верховного Суда Российской Федерации процентная надбавка к заработной плате является составной частью оплаты труда и по своему характеру относится не к стимулирующим выплатам за достижение определенных результатов, а к гарантиям и компенсациям, предоставляемым за работу в особых климатических условиях. Право на процентную надбавку поставлено в зависимость непосредственно от стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

При этом ни Трудовой кодекс Российской Федерации, ни Закон Российской Федерации от 19 февраля 1993 года №4520-I не связывают предоставление гарантий и компенсаций с причинами расторжения трудового договора, не предусматривают оснований, по которым может быть прекращено или ограничено возникшее у работника право на процентную надбавку к заработной плате в соответствии со стажем его работы в особых климатических условиях.

Подпункт «в» пункта 27 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной приказом Минтруда РСФСР от 22 ноября 1990 года №2, и подпункт «в» пункта 2 Разъяснения о порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентных надбавок к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях, в южных районах Дальнего Востока, Красноярского края, Иркутской и Читинской областей, Республики Бурятия, в Республике Хакасия, утвержденного постановлением Минтруда РФ от 16 мая 1994 года №37, подменяют закрепленное в законе понятие «стаж работы» понятием «непрерывный стаж работы», что ограничивает право работника на вознаграждение за труд, снижает установленный на основании закона размер оплаты труда на величину имевшейся у работника процентной надбавки, исключая возможность учета стажа работы в особых климатических условиях за период, предшествующий расторжению трудового договора с работником за прогул.

По сути, имеет место установление в отношении работника, подвергнутого дисциплинарному взысканию за виновные действия, дополнительной не предусмотренной законом ответственности в виде лишения его права на процентную надбавку к заработной плате за стаж работы в особых климатических условиях.

Вследствие применения такой ответственности работник при оплате труда ставится в неравные условия с другими работниками, имеющими равный с ним стаж работы в таких же условиях, что не соответствует требованиям статьи 132 ТК РФ, запрещающей какую-либо дискриминацию при установлении и изменении размеров заработной платы и других условий труда.

Разрешая споры, касающиеся определения стажа, необходимого для исчисления процентной надбавки, суды правильно исходят из того, что действующее законодательство не предусматривает включения периодов деятельности, осуществлявшихся на основании договоров гражданско-правового характера, и периодов индивидуальной трудовой деятельности в указанный стаж. Такая практика складывается, например, в судах Республики Карелия, Республики Коми.

В ходе изучения судебной практики выявлено, что суды Республики Коми, Мурманской области, Архангельской области, Красноярского края разрешали вопрос о возможности применения процентной надбавки для расчета оплаты труда осужденных к лишению свободы, привлекавшихся к оплачиваемому труду в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях в период отбывания наказания.

Первоначально суды по-разному разрешали данный вопрос. Ряд судов удовлетворяли требования осужденных к лишению свободы о взыскании процентной надбавки, приходя к выводу, что действующее законодательство не допускает никаких изъятий в части оплаты труда названных выше лиц.

Правильной является практика тех судов, которые приходили к выводу о том, что у осужденных к лишению свободы отсутствует право на получение процентной надбавки к заработной плате за стаж работы в особых климатических условиях, поскольку труд осужденных к лишению свободы осуществляется не в рамках трудового договора и трудовые отношения между осужденным, привлекаемым к труду, и администрацией исправительного учреждения в том понимании, которое закреплено в статье 20 ТК РФ, не возникают.

Пример. Осужденный Б. обратился в суд с иском к учреждению, исполняющему наказание, о взыскании заработной платы с учетом процентной надбавки за работу в районах Крайнего Севера.

При разрешении спора суд установил, что Б. до осуждения имел стаж работы в местности, которая включена в Перечень местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, и, руководствуясь статьей 105 УИК РФ, статьями 146, 315 ТК РФ, пришел к выводу, что осужденные к лишению свободы имеют право на оплату труда в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате.

При этом суд отметил, что решением Верховного Суда Российской Федерации от 12 апреля 2012 года №АКПИ12-357 подпункт «а» пункта 27 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной приказом Минтруда РСФСР от 22 ноября 1990 года №2, предусматривающий, что непрерывный трудовой стаж не сохраняется при поступлении на работу после прекращения трудового договора в случае вступления в законную силу приговора суда, по которому рабочий или служащий осужден к лишению свободы, исправительным работам не по месту работы либо к иному наказанию, исключающему возможность продолжения данной работы, признан недействующим с 23 декабря 2004 года.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда указанное решение отменено, по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении требований.

В обоснование своего решения судебная коллегия указала, что согласно части 1 статьи 103 УИК РФ каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест.

Таким образом, осужденные привлекаются к труду не по своему волеизъявлению, а в соответствии с требованиями уголовно-исполнительного законодательства. Поскольку общественно полезный труд, как средство исправления (статья 9 УИК РФ) и обязанность (статьи 11, 103 УИК РФ) осужденных, является одной из составляющих процесса отбывания наказания, их трудовые отношения с администрацией исправительного учреждения носят специфический характер.

Коллегия указала, что согласно части 1 статьи 105 УИК РФ осужденные к лишению свободы имеют право на оплату труда в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде, однако при этом законодатель не отнес указанную категорию граждан к лицам, работающим по трудовым договорам, то есть состоящим в трудовых правоотношениях с учреждениями (организациями, предприятиями), в которых они трудоустраиваются на период отбывания наказания, тогда как Закон Российской Федерации «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» распространяет свое действие на лиц, работающих по найму (то есть на основании трудового договора) постоянно или временно в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, независимо от форм собственности, и лиц, проживающих в указанных районах и местностях.

Поскольку трудовой договор с истцом не заключался, истец привлекался к труду в связи с отбыванием наказания, следовательно, правоотношения, возникшие между сторонами, не были основаны на трудовом договоре.

Отменяя решение районного суда, коллегия обратила внимание также на то, что ссылка суда в мотивировочной части решения на признание недействующим подпункта «а» пункта 27 Инструкции «О порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной Приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 года №2, не относится к предмету рассматриваемого спора, так как указанная норма права регулирует другие правоотношения (по материалам обобщения судебной практики Архангельского областного суда).

В настоящее время практика судов складывается именно так.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в целях создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, в Российской Федерации устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда (часть 2 статьи 7); каждый имеет право на вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (часть 3 статьи 37).

По смыслу приведенных конституционных положений, институт минимального размера оплаты труда по своей конституционно-правовой природе предназначен для установления того минимума денежных средств, который должен быть гарантирован работнику в качестве вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей с учетом прожиточного минимума.

Часть третья статьи 133 ТК РФ предусматривает, что месячная заработная плата работника, отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.

При этом согласно статье 2 ТК РФ обеспечивается право каждого работника на справедливые условия труда, которое в соответствии с Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах включает справедливую зарплату и равное вознаграждение за труд равной ценности (статья 7).

Установление работнику справедливой заработной платы обеспечивается положениями ТК РФ, предусматривающими обязанность работодателя обеспечивать работникам равную оплату за труд равной ценности (статья 22), зависимость заработной платы каждого работника от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда, запрещение какой бы то ни было дискриминации при установлении и изменении условий оплаты труда (статья 132); основные государственные гарантии по оплате труда работника (статья 130); повышенную оплату труда работников, занятых на работах в местностях с особыми климатическими условиями (статья 146).

Заработная плата конкретного работника устанавливается в трудовом договоре в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда, которые разрабатываются на основе требований трудового законодательства (части первая и вторая статьи 135 ТК РФ) и должны гарантировать каждому работнику определение его заработной платы с учетом установленных законодательством критериев, в том числе условий труда.

При этом оплата труда, выполняемого в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате (статьи 148, 315, 316 и 317 ТК РФ).

Из этого следует, что при разработке системы оплаты труда работодатель должен установить обоснованную дифференциацию оплаты труда, в том числе в зависимости от условий, в которых осуществляется трудовая деятельность. В соответствии с международными нормами и требованиями российского трудового законодательства не допускается установление заработной платы в одинаковом размере работникам, выполняющим работу по одной и той же профессии, специальности или должности (тарифицированную по одному разряду) в различных условиях.

Изменения, внесенные в статьи 129 и 133 ТК РФ Федеральным законом от 20 апреля 2007 года №54-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О минимальном размере оплаты труда» и другие законодательные акты Российской Федерации», не затрагивают правил определения заработной платы работника и системы оплаты труда. При установлении системы оплаты труда каждым работодателем должны в равной мере соблюдаться как норма, гарантирующая работнику, полностью отработавшему за месяц норму рабочего времени и выполнившему нормы труда (трудовые обязанности), заработную плату не ниже минимального размера оплаты труда, так и правила статей 2, 130, 132, 135, 146, 148, 315, 316 и 317 ТК РФ, в том числе правило об оплате труда, осуществляемого в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в повышенном размере по сравнению с оплатой идентичного труда, выполняемого в нормальных климатических условиях.

Нормы главы 50 ТК РФ устанавливают особенности оплаты труда работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера, направленные на обеспечение государственных гарантий повышенной по сравнению со всеми остальными категориями работников оплаты труда, и не были изменены законодателем при внесении изменений в статьи 129 и 133 ТК РФ.

Таким образом, при установлении системы оплаты труда в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера, неблагоприятные факторы, связанные с работой в этих условиях, в соответствии со статьями 315, 316 и 317 ТК РФ должны быть компенсированы специальными коэффициентом и надбавкой к заработной плате.

Правильной является практика тех судов, которые удовлетворяли требования работников о взыскании заработной платы с учетом районных коэффициентов и процентных надбавок в тех случаях, когда работникам, работавшим в районах Крайнего Севера или местностях, приравненных к ним, работодателями устанавливалась заработная плата в размере минимального размера оплаты труда (МРОТ).

К заработной плате работника организации, расположенной в районе Крайнего Севера или приравненной к районам Крайнего Севера местности, установленной в размере МРОТ, начисляются районный коэффициент и процентная надбавка за стаж работы в данных районах и местностях.


Пример. Р. обратился в суд с иском к МОУ «ДОД «ДХШ» о взыскании невыплаченной заработной платы, указав в обоснование требований, что ответчик неверно рассчитывал заработную плату, которая без учета районного коэффициента и процентной надбавки не должна быть меньше минимального размера оплаты труда.

При рассмотрении дела судом установлено, что истец работал у ответчика в должности заведующего выставочным залом; в период работы истцу выплачивалась заработная плата, состоящая из должностного оклада в размере 4 420 рублей, районного коэффициента 30% и процентной надбавки 50% за работу в местности, приравненной к районам Крайнего Севера, и за июнь–сентябрь 2011 года с учетом всех компенсационных выплат, без учета районного коэффициента и процентной надбавки, заработная плата истца была меньше установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (4611 рублей).

Руководствуясь требованиями статей 315, 316 и 317 ТК РФ, суд пришел к обоснованному выводу о том, что истцу, как работнику, осуществляющему трудовую деятельность в особых климатических условиях, гарантирована выплата не только минимального размера оплаты труда (МРОТ) в сумме 4611 рублей, но и повышенный размер оплаты труда, который обеспечивается выплатой районного коэффициента и процентной надбавки. Поэтому его заработная плата должна быть определена в размере не менее минимального размера оплаты труда (МРОТ), после чего к ней должны быть начислены районный коэффициент и надбавка за стаж работы в северных регионах.

Решением суда, которое оставлено без изменения вышестоящей инстанцией, с ответчика в пользу истца взыскана задолженность по заработной плате (по материалам обобщения судебной практики Верховного Суда Республики Коми).

В то же время районный коэффициент и процентная надбавка не начисляются к размеру минимальной заработной платы, установленному в субъекте Российской Федерации (РМЗП), если заработная плата работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, определенная посредством начисления районного коэффициента и процентной надбавки на размер минимального размера оплаты труда (МРОТ), превышает размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации (РМЗП).

Пример. Решением суда первой инстанции удовлетворены исковые требования Ш. к муниципальному бюджетному учреждению здравоохранения «Городская больница №1» о взыскании заработной платы. 

При этом суд признал необоснованной ссылку представителя ответчика на Региональное соглашение о минимальной заработной плате в Иркутской области на 2011 год. Данным региональным соглашением на территории Иркутской области установлен размер минимальной заработной платы для работников организаций, расположенных в муниципальном образовании «город Усть-Илимск», муниципальном образовании «Усть-Илимский район», с 1 июня 2011 года – в размере 6052 рубля, с 1 сентября 2011 года – в размере 6721 рубль с учетом всех компенсационных выплат и доплат. 

В соответствии со статьей 1331 ТК РФ в субъекте Российской Федерации региональным соглашением о минимальной заработной плате может устанавливаться размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации (РМЗП). Размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации (РМЗП) не может быть ниже минимального размера оплаты труда (МРОТ), установленного федеральным законом. Исходя из положений Федерального закона от 19 июня 2000 года №82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» (в редакции Федерального закона от 1 июня 2011 года №106-ФЗ) минимальный размер оплаты труда в Российской Федерации установлен с 1 июня 2011 года в размере 4611 рублей, и с учетом северной надбавки 50 % и районного коэффициента 60% при условии выработки нормы рабочего времени заработная плата истца должна составлять с 1 июня 2011 года не менее 9683,10 рубля. При таких обстоятельствах суд признал, что региональное соглашение не может применяться к данным правоотношениям, поскольку противоречит Федеральному закону от 19 июня 2000 года №82-ФЗ (в редакции Федерального закона от 1 июня 2011 года №106-ФЗ) (по материалам обобщения судебной практики Иркутского областного суда).

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 декабря 2012 г. N 72-КГ12-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Горохова Б.А.
судей Гуляевой Г.А., Назаровой А.М.
рассмотрела в судебном заседании 21 декабря 2012 г. дело по иску Казакова В.П. к ООО "<...>" о взыскании недоначисленной и невыплаченной заработной платы по кассационной жалобе Казакова В.П. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 24 апреля 2012 г., которым отменено решение Балейского городского суда Забайкальского края от 16 февраля 2012 г. и по делу постановлено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Казаков В.П. обратился в суд с иском к ООО "<...>" о взыскании с ответчика заработной платы за период с 1 марта 2011 г. по 31 декабря 2011 г., компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что он работает в организации ответчика сторожем-истопником с 1 сентября 2010 г., размер его заработной платы с учетом компенсационных и стимулирующих выплат составляет сумму минимального размера оплаты труда. Истец указал, что он работает в особых климатических условиях и имеет право на выплату районного коэффициента и других компенсационных выплат, которые должны начисляться сверх заработной платы. Кроме того, истец заявил требования о взыскании с ответчика заработной платы в связи с переработкой.

Представители ответчика иск не признали.

Решением Балейского городского суда Забайкальского края от 16 февраля 2012 г. заявленные требования удовлетворены частично. Суд взыскал с ответчика в пользу Казакова В.П. недоначисленную заработную плату за период с 1 марта 2011 г. по 31 декабря 2011 г. в размере <...> руб., компенсацию морального вреда в размере <...> руб., госпошлину в доход государства.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 24 апреля 2012 г. отменено решение Балейского городского суда Забайкальского края от 16 февраля 2012 г. По делу постановлено новое решение об отказе в удовлетворении требований Казакова В.П.

В кассационной жалобе Казакова В.П. ставится вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 24 апреля 2012 г.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 августа 2012 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2012 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению, а определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 24 апреля 2012 г. подлежащим частичной отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судебной коллегией по гражданским делам Забайкальского краевого суда были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав истца.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Казаков В.П. работает в ООО "<...>" сторожем-истопником. Должностной оклад истца составляет менее минимального размера оплаты труда, который в настоящее время составляет <...> руб. При расчете заработной платы на оклад истца начисляется надбавка за работу в ночное время, районный коэффициент (40%) и надбавка за непрерывный стаж работы (30%).
Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заработная плата начислялась истцу в размере, не соответствующем нормам трудового законодательства.
При этом суд указал на то, что размер начисленной заработной платы работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда в нормальных условиях труда, не должен быть ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда в Российской Федерации, с начислением на эту сумму районного коэффициента и надбавки за стаж работы в данном районе или местности.

Кроме того, суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства представителей ответчика о применении последствий пропуска истцом срока обращения в суд за защитой нарушенного права, признав указанный срок непропущенным.
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на пропуск истцом срока обращения в суд за восстановлением нарушенного права, регламентированного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает приведенный вывод суда правильным, основанным на нормах действующего трудового законодательства.

В соответствии со статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске по уважительным причинам указанных сроков они могут быть восстановлены судом.
При рассмотрении дела суд первой инстанции сослался на то, что оснований для применения последствий пропуска срока обращения в суд не имеется, поскольку Казаков В.П. о нарушении своих прав узнал в октябре 2011 г., а в суд обратился в декабре 2011 г., то есть в пределах установленного законом срока.

Между тем, как следует из материалов дела, истец получал заработную плату в период с марта 2011 г. по декабрь 2011 г. без задержек, не мог не знать о нарушении своих прав, имел возможность обратиться в суд с требованиями о проверке законности производимых ему выплат, однако исковое заявление о восстановлении трудовых прав подано в суд только в декабре 2011 г., в связи с чем у суда первой инстанции не имелось достаточных правовых оснований для разрешения исковых требований за весь период, предшествующий дню обращения в суд, без ограничения предусмотренным положениями статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации трехмесячным сроком.

Вместе с тем, отменяя состоявшееся по делу судебное решение и принимая по делу новое решение, суд апелляционной инстанции исходил из того, что совокупный размер месячной заработной платы истца с учетом стимулирующих выплат с включением районного коэффициента и надбавки за непрерывный стаж работы равен установленному федеральным законом минимальному размеру оплаты труда, следовательно, нарушений трудовых прав Казакова В.П. при выплате ему заработной платы за спорные периоды ответчиком не допущено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает приведенный вывод суда апелляционной инстанции основанным на ошибочном толковании действующего законодательства, регулирующего спорные правоотношения.
Федеральным законом от 20 апреля 2007 г. N 54-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О минимальном размере оплаты труда" и другие законодательные акты Российской Федерации" из статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации исключена часть 2, которая определяла минимальную заработную плату (минимальный размер оплаты труда) как устанавливаемый федеральным законом размер месячной заработной платы
за труд неквалифицированного работника, полностью отработавшего норму рабочего времени при выполнении простых работ в нормальных условиях труда, и указывала, что в величину минимального размера оплаты труда не включаются компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты.


С 1 сентября 2007 г. также признано утратившим силу положение о том, что размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), а также базовых окладов (базовых должностных окладов), базовых ставок заработной платы по профессиональным группам работников не могут быть ниже минимального размера оплаты труда (часть четвертая статьи 133 Трудового кодекса Российской Федерации).
Однако действующей в настоящее время частью третьей статьи 133 Трудового кодекса Российской Федерации (в ред. Федеральных законов от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ, от 20 апреля 2007 г. N 54-ФЗ) установлено, что месячная заработная плата работника, полностью отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не может быть ниже минимального размера оплаты труда.

Часть первая статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации определяет заработную плату работника как вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты) и дает понятия тарифной ставки, оклада (должностного оклада), базового оклада (базового должностного оклада), базовой ставки заработной платы.

Согласно названной статье тарифная ставка - фиксированный размер оплаты труда работника за выполнение нормы труда определенной сложности (квалификации) за единицу времени без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.
Оклад (должностной оклад) - фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Базовый оклад (базовый должностной оклад), базовая ставка заработной платы - минимальный оклад (должностной оклад), ставка заработной платы работника государственного или муниципального учреждения, осуществляющего профессиональную деятельность по профессии рабочего или должности служащего, входящим в соответствующую профессиональную квалификационную группу, без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

В субъекте Российской Федерации региональным соглашением о минимальной заработной плате может устанавливаться размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации. Размер минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации не может быть ниже минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом (статья 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 146 Трудового кодекса Российской Федерации в повышенном размере оплачивается также труд работников, занятых на работах в местностях с особыми климатическими условиями.
Статья 148 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что оплата труда на работах в местностях с особыми климатическими условиями производится в порядке и размерах не ниже установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Таким образом, трудовым законодательством допускается установление окладов (тарифных ставок), как составных частей заработной платы работников, в размере менее минимального размера оплаты труда при условии, что их заработная плата, без включения районного коэффициента и процентной надбавки за непрерывный стаж работы, будет не менее установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (в данном случае с 1 июня 2011 г. - 4611 руб.).
При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что заработная плата работника с учетом всех стимулирующих и компенсационных выплат должна быть не ниже минимального размера оплаты труда противоречит нормам действующего трудового законодательства.

Из материалов дела видно, что размер начисленной и выплаченной Казакову В.П. заработной платы без учета районного коэффициента (40%) и процентной надбавки за непрерывный стаж работы (30%) был ниже минимального размера оплаты труда, установленного на всей территории Российской Федерации.
Учитывая изложенное, вывод суда апелляционной инстанции о том, что нарушений трудовых прав истца при выплате ему заработной платы за спорные периоды ответчиком не допущено, нельзя признать основанным на положениях действующего законодательства, регулирующего спорные правоотношения.
При таких обстоятельствах определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 24 апреля 2012 г. подлежит отмене в части вынесения по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Казакова В.П. о взыскании недоначисленной и невыплаченной заработной платы с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 24 апреля 2012 г. в части вынесения по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Казакова В.П. к ООО <...>" о взыскании недоначисленной и невыплаченной заработной платы отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Сейчас смотрят
Смотрят тему:
гость
   
Ответить Задать вопрос

Закладка перемещена в  Отменить перемещение

закрыть
Для корректного отображения сайта установите новую версию браузера Обновить браузер