Получайте мгновенные оповещения
о главных событиях
 
 
Вход на сайт
Регистрация
Вход для зарегистрированных:
Войти
Закрыть
Восстановление пароля
Регистрация
Отправить
Восстановление пароля

Арбитражная практика в декабре 2017 года: неверный период в СЗВ-М, штраф за опоздание с 2-НДФЛ, компенсация морального вреда работникам в расходах

30 января 30 января 2018

Приравнивается ли подача электронного отчета СЗВ-М с указанием некорректного периода к непредставлению отчетности? Имеет ли значение при расчете штрафа за несвоевременную подачу 2-НДФЛ то, в каком виде представлены справки — в бумажном или электронном? Вправе ли отец ребенка получать пособие по уходу за ребенком до полутора лет со дня рождения ребенка, если мать находится в отпуске по беременности и родам? Является ли отправка решения о взыскании налога по почте не заказным, а обычным письмом основанием для отмены такого решения? Ответы на эти и другие вопросы — в решениях арбитражных судов, принятых в декабре 2017 года.

Отец ребенка не может получать пособие по уходу за ребенком до полутора лет в период нахождения матери ребенка в отпуске по беременности и родам

Суть спора

Организация предоставила работнику (отцу ребенка) отпуск по уходу за ребенком до полутора лет с момента его рождения и выплатила соответствующее пособие. При этом жена работника в послеродовый период находилась в отпуске по беременности и родам. Проверяющие из ФСС заявили, что пособие, выплаченное за период со дня рождения и до окончания «декретного» отпуска матери, выплачено неправомерно. Отец ребенка мог уйти в отпуск по уходу только после того, как у матери закончился отпуск по беременности и родам. В итоге фонд частично отказал в признании расходов.

Организация обратилась в суд. По мнению работодателя, законодательство не запрещает оформлять отпуск по уходу за ребенком другим лицам и не лишает их права получать соответствующее пособие. Тот факт, что пособие выплачено за период нахождения матери ребенка в отпуске по беременности и родам, значения не имеет. Главное, что ежемесячное «детское» пособие по уходу за ребенком женщина не получала (это подтверждает справка с места ее работы). Значит, такую выплату праве получать отец ребенка.

Решение суда

Суд признал позицию организации ошибочной, указав на следующее. По заявлению женщины ей предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет (ст. 256 ТК РФ). Отпуск по уходу за ребенком может быть использован полностью или по частям также отцом ребенка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком. Если уход за ребенком осуществляется одновременно несколькими лицами, право на получение ежемесячного пособия до полутора лет предоставляется одному из указанных лиц (ч. 4 ст. 11.1 Федерального закона от 29.12.06 № 255-ФЗ; ст. 13 Федерального закона от 19.05.95 № 81-ФЗ). Матери, имеющие право на пособие по беременности и родам, в период после родов вправе со дня рождения ребенка получать либо пособие по беременности и родам, либо ежемесячное пособие по уходу за ребенком с зачетом ранее выплаченного пособия по беременности и родам в случае, если размер пособия по уходу за ребенком выше, чем размер пособия по беременности и родам (ч. 5 ст. 13 Закона № 81-ФЗ). Из приведенных норм следует, что пособие по уходу за ребенком подлежит выплате лицу, которое фактически осуществляет уход за ребенком.

В данном случае в спорный период мать ребенка находилась в отпуске по беременности и родам в связи с рождением ребенка, получала пособие по беременности и родам, осуществляла уход за ребенком. Следовательно, ежемесячное пособие по уходу за ребенком до полутора лет отцу ребенка в период нахождения матери ребенка в отпуске по беременности и родам выплачено неправомерно. «Детское» пособие отец вправе получать только с момента окончания «декретного» отпуска своей жены. Разумеется, при условии, что мать ребенка не оформит отпуск по уходу за ребенком.

Таким образом, организация неправомерно назначила и выплатила спорную сумму пособия (постановление АС Северо-Западного округа от 06.12.17 № А56-11207/2017).

Наличие ошибок в своевременно сданной форме СЗВ-М— не повод для штрафа

Суть спора

Организация своевременно (14.02.2017) направила в ПФР сведения персонифицированного учета в отношении 471 работников по форме СЗВ-М за январь 2017 года. При этом в отчетности по ошибке был указан период «за февраль». Самостоятельно выявив ошибку, страхователь исправил наименование периода и отправил расчет повторно. Сделано это было уже за пределами срока сдачи отчетности (15 марта). В итоге Пенсионный фонд оштрафовал организацию на основании статьи 17 Федерального закона от 01.04.96 № 27-ФЗ на сумму 235 550 рублей. (Напомним, что штраф составляет 500 рублей в отношении каждого застрахованного лица).

Обратите внимание: при сдаче СЗВ-М и других отчетов наиболее комфортно будут чувствовать себя те страхователи, которые используют для подготовки и проверки отчетности веб-сервисы (например, систему для отправки отчетности «Контур.Экстерн»). Там все актуальные обновления и контрольные соотношения устанавливаются в веб-сервисах без участия пользователя. Если данные, которые ввел страхователь, не соответствуют требованиям к заполнению формы и контрольным соотношениям, система обязательно предупредит его об этом и подскажет, как можно исправить ошибки. А своевременное исправление ошибок избавит бухгалтера от необходимости подавать «уточненку» или платить штрафы.

Решение суда

Суд признал штраф неправомерным, указав на следующее. Наличие ошибок в своевременно представленных сведениях не может являться основанием для привлечения к ответственности за нарушение срока представления сведений. Страхователь вправе дополнять и уточнять переданные им сведения о застрахованных лицах (ст.15 Закона № 27-ФЗ). Кроме того, в письме ПФР от 14.12.04 № КА-09-25/13379 разъяснено, что штраф не применяется, если страхователь самостоятельно выявил ошибку и представил достоверные сведения по персонифицированному учету. Пунктом 39 Инструкции о порядке ведения персучета (утв. приказом Минтруда от 21.12.16 № 766н) также предусмотрено, что финансовые санкции к страхователю не применяются, если он самостоятельно исправил ошибку до момента ее обнаружения фондом. В данном случае организация исправила ошибку до того, как ее обнаружили в фонде.

К тому же, отметили судьи, очевидно, что в рассматриваемой ситуации допущена техническая ошибка. Ведь отчет за февраль 2017 год должен был быть представлен по окончании отчетного периода (февраль) и не позднее 15.03.2017. То есть 14 февраля у страхователя не было права и обязанности представлять СЗВ-М за февраль (постановление АС Поволжского округа от 11.12.17 № Ф06-27663/2017).

От редакции

Напомним, что аналогичная позиция выражена в постановлении АС Поволжского округа от 19.05.17 № Ф06-20555/2017 (см. «Суд: подачу электронного отчета СЗВ-М с указанием некорректного периода нельзя приравнять к непредставлению отчетности»).   

 Направление решения о взыскании налога обычным письмом — не повод для отмены такого решения

Суть спора

По результатам выездной проверки инспекция выставила в адрес организации требование об уплате налогов, пеней и штрафа на общую сумму 4,8 млн. руб. Налогоплательщик задолженность не погасил, и инспекторы направили в адрес организации решение о взыскании налога за счет средств в банке (решение о взыскании было направлено простой корреспонденцией). Поскольку на счетах налогоплательщика в банках денег не оказалось, ИФНС приняла решение о взыскании задолженности за счет имущества.

Организация обратилась в суд с требованием признать взыскание налога незаконным. Обоснование — согласно пункту 3 статьи 46 НК РФ, решение о взыскании может быть направлено по почте только заказным письмом. А ИФНС направила его как обычную корреспонденцию, то есть нарушила порядок взыскания задолженности по налогу.

Решение суда

Однако суды трех инстанций приняли решение в пользу инспекции, отметив следующее. Налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги (подп. 1 п. 1 ст. 23 НК РФ). В данном случае принятые меры принудительного взыскания налогов не привели к погашению задолженности. Поэтому контролеры решили взыскать долг за счет имущества организации. При этом несоблюдение требований к порядку направления решения (простой, а не заказной корреспонденцией), само по себе, не может являться основанием для признания недействительным решения о взыскании налога за счет имущества (постановление АС Дальневосточного округа от 12.12.17 № Ф03-4546/2017).

Бывший «упрощенщик» может получить вычет по НДС даже если он не уведомил инспекцию о переходе с УСН на ОСНО

Суть спора

Индивидуальный предприниматель в 2015 году находился на УСН, а с 1 января 2016 фактически стал применять общий режим налогообложения (с предоставлением всех деклараций, соответствующих ОСНО). При этом уведомление об отказе от «упрощенки» в инспекцию не направлял.

В 2016 году ИП представил в инспекцию декларацию по НДС за I квартал, заявив сумму НДС к вычету. Но инспекция отказала в вычете. Обоснование такое. В пункте 6 статьи 346.13 НК РФ сказано: «упрощенщик» вправе перейти на иной режим налогообложения с начала календарного года, уведомив об этом налоговый орган не позднее 15 января года, в котором он предполагает перейти на иной режим налогообложения. В данном случае уведомление об отказе от применения УСН направлено не было. Значит, такой налогоплательщик не может применять иной режим налогообложения.

Решение суда

Однако суд поддержал предпринимателя. Судьи напомнили, что переход на УСН или возврат к иным режимам налогообложения осуществляется добровольно (ст. 346.11 НК РФ). При выяснении вопроса о правомерности применения УСН определяющим фактором является фактическое ведение хозяйственной деятельности в соответствии с выбранным режимом налогообложения с начала налогового периода. Инспекция не оспаривала, что ИП вел бухгалтерский и налоговый учеты, составлял первичные документы, представлял декларации по НДС и уплачивал данный налог в бюджет. То есть фактически ИП применял общий режим налогообложения. А раз так, то он имел право на вычет по НДС (постановление АС Волго-Вятского округа от 12.12.17 № А82-1986/2017).

От редакции

Напомним, что в Минфине придерживаются противоположной позиции. Если уведомление в установленный срок не направлено, такой налогоплательщик остается плательщиком УСН (см. «Налогоплательщик, который не уведомил инспекцию о переходе с УСН на ОСНО, должен применять «упрощенку» до конца года»).

Нельзя зарегистрировать фирму, не указав в заявлении номер офиса

Суть спора

Заявитель подал в инспекцию заявление о государственной регистрации юрлица по форме Р11001. Но регистрирующий орган ответил отказом. Причина — в заявлении не указан детальный элемент адреса, а именно офис (квартира и т.п.) юридического лица. Как выяснили ревизоры, в данном здании находится более 200 организаций. Таким образом, не зная этаж и номер офиса, невозможно точно идентифицировать адрес юрлица.

Налогоплательщик обратился с суд. Он пояснил, что арендодатель предоставил ему в аренду только часть помещения в цокольном этаже, без указания места нахождения адреса (офиса, этажа и иных признаков). По сути, арендуется не офис, а рабочее место в помещении для размещения там ателье.

Решение суда

Суд признал отказ в регистрации правомерным. Судьи отклонили довод о том, что у собственника арендуется не офис, а рабочее место.  Обоснование — такой элемент адреса как рабочее место не предусмотрено законодательством; его невозможно идентифицировать как отдельный объект применительно к адресу места регистрации вновь создаваемого юрлица. Поскольку фактически была арендована часть нежилого помещения на цокольном этаже, в пункте 2.9 заявления по форме № Р11001 следовало указать, что ООО размещается на цокольном этаже (постановление АС Дальневосточного округа от 26.12.17 № Ф03-5011/2017).

Инспекция не может требовать документы, подтверждающие право организации на пониженную ставку по налогу на имущество

Суть спора

Инспекторы потребовали у предприятия представить документы, подтверждающие право на применение пониженной ставки налога на имущество. Проверяющие решили, что дифференцированная ставка по налогу на имущество представляет собой льготу. А пункт 6 статьи 88 НК РФ позволяет истребовать документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Организация выполнить это требование отказалась, за что была оштрафована на основании пункта 1 статьи 126 НК РФ. Напомним, данная норма предусматривает штраф в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ.

Решение суда

Суд решение о штрафе отменил, указав на следующее. Льготами признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками, включая возможность не уплачивать налог либо уплачивать его в меньшем размере (п. 1 ст. 56 НК РФ). Любой налогоплательщик, относящийся к льготной категории, вправе использовать льготу либо отказаться от нее. А вот изменить размер налоговой ставки в большую или меньшую сторону налогоплательщик не вправе.

Таким образом, дифференцированные ставки по налогу на имущество налоговой льготой в смысле статьи 56 НК РФ не признаются. Следовательно, инспекторы не вправе истребовать дополнительные документы, подтверждающие обоснованность применения пониженной ставки (постановление АС Московского округа от 07.12.17 № А40-40587/2017).

Сдать расчет и декларацию по налогу на имущество по актуальным формам

От редакции

Отметим, что вывод суда согласуется с позицией Минфина. Так, в письме от 03.09.15 № 03-05-05-01/50668 разъяснено: положения пункта 6 статьи 88 НК РФ на случаи применения дифференцированных налоговых ставок не распространяются. Другими словами, инспекторы не вправе истребовать у налогоплательщиков документы, подтверждающие право на пониженную ставку. Инспекция может потребовать у налогоплательщика дать необходимые пояснения только в том случае, если в декларации выявлены ошибки, расхождения или несоответствия (п. 3 ст. 88 НК РФ). Такой же вывод содержится в письме от 02.03.17 № 03-02-07/1/12009 (см. «Минфин: налоговики не вправе требовать у налогоплательщиков документы, подтверждающие право на применение пониженных налоговых ставок»).

Компенсация морального вреда работникам уменьшает налогооблагаемую прибыль

Суть спора

В 2014 году сотрудники, получившие профессиональные заболевания во время своей работы, обратились к работодателю с заявлениями о возмещении морального вреда. Организация выплатила компенсацию и учла выплаты в расходах на основании подпункта 13 пункта 1 статьи 265 НК РФ. Напомним, согласной этой норме затраты «на возмещение причиненного ущерба» относятся к внереализационным расходам.

Однако проверяющие сняли расходы. Обоснование — компенсация морального вреда не может быть приравнена к возмещению причиненного ущерба. Под ущербом подразумеваются материальные расходы, необходимые для восстановления нарушенного права; утрата или повреждение имущества, а не нравственные или физические страдания гражданина. К тому же, порядок и размер компенсации морального вреда при выявлении у работника профессионального заболевания не был предусмотрен ни трудовым, ни коллективным договором.

Решение суда

Суд принял решение в пользу налогоплательщика. В силу действующего законодательства работодатель обязан компенсировать своим работникам как ущерб, нанесенный их здоровью, так и моральный вред (ст. 21, 22, 237 ТК РФ). При этом в подпункте 13 пункта 1 статьи 265 НК РФ не конкретизируется, какой ущерб подлежит возмещению — материальный или моральный, и не содержится запрета на включение в состав внереализационных расходов затрат на возмещение морального вреда.

Суд установил, что спорные расходы экономически оправданны и документально подтверждены (с каждым работником было заключено соглашение о компенсации морального вреда).  В связи с этим организация правомерно отнесла спорные затраты к внереализационным расходам (постановление АС Уральского округа от 21.12.17 № Ф09-7394/17).

От редакции

Напомним, что в Минфине придерживаются противоположной позиции. Компенсация морального вреда не может быть приравнена к возмещению причиненного ущерба. Нельзя такие затраты отнести и к расходам на оплату труда (п.3 ст. 255 НК РФ), поскольку они не связаны ни с режимом работы, ни с условиями труда работника. (см. «Минфин: компенсация морального вреда в расходах не учитывается»).

При расчете штрафа за несвоевременную подачу 2-НДФЛ не имеет значения, в каком виде представлены справки — в бумажном или электронном

Суть спора

Организация несвоевременно представила сведения о доходах физлиц за 2015 год (справки по форме 2-НДФЛ с признаком «1») в количестве 5 226 шт. За это налоговый агент был привлечен к ответственности на основании пункта 1 статьи 126 НК РФ. Сумма штрафа оказалась весьма внушительной — более 2 млн. рублей.

Организация с расчетом штрафа не согласилась и обратилась в суд, пояснив следующее. Сведения о доходах налоговый агент представляет в электронном виде через интернет (в форме XML файла). Согласно Порядку представления сведений (утв. приказом ФНС России от 30.10.15 № ММВ-7-11/485@), количество сведений, представляемых в одном файле, не должно превышать 3 000. Если сведений больше, налоговый агент формирует несколько файлов.

Всего организация направила 3 файла. Значит, и размер санкций должен рассчитываться исходя из количества направленных файлов (3 шт.), а не из количества направленных сведений (5 226 справок).

Решение суда

Однако суд признал позицию организации ошибочной. Пунктом 1 статьи 126 НК РФ установлено: непредставление в установленный срок документов и (или) иных сведений, предусмотренных Налоговым кодексом РФ, влечет штраф в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ.

То есть единицей документально оформленных сведений о начисленных и удержанных суммах налога является справка 2-НДФЛ. Соответственно, штраф должен рассчитываться исходя из количества непредставленных справок по каждому физическому лицу. А направление документа в виде XML-файла является лишь форматом сведений. Способ передачи справок при применении положений статьи 126 НК РФ значения не имеет (постановление АС Московского округа от 25.12.17 № А40-63378/2017).

Закладка перемещена в  Отменить перемещение

2 134
закрыть
Для корректного отображения сайта установите новую версию браузера Обновить браузер