Получайте мгновенные оповещения
о главных событиях
 
 
Вход на сайт
Регистрация
Вход для зарегистрированных:
Войти
Закрыть
Восстановление пароля
Регистрация
Отправить
Восстановление пароля
Вход на сайт
Регистрация
Вход для зарегистрированных:
Войти
Закрыть
Восстановление пароля
Регистрация
Отправить
Восстановление пароля

Арбитражная практика в марте 2018 года: возврат переплаты по «старым» взносам, расходы на питание, досрочная уплата налога через «проблемный» банк

Арбитражная практика в марте 2018 года: возврат переплаты по «старым» взносам, расходы на питание, досрочная уплата налога через «проблемный» банк
27 апреля 27 апреля 2018

Можно ли вернуть переплату по страховым взносам, которая образовалась за 2016 год и более ранние периоды, если имеется недоимка по взносам? Можно ли учесть в расходах по налогу на прибыль оплату питания для работников, не предусмотренную трудовым или коллективным договором? Какой штраф применяется за несвоевременную сдачу «старого» расчета по форме 4-ФСС? Можно ли избежать штрафа, если дополняющая форма СЗВ-М на «забытого» работника сдана с опозданием? Ответы на эти и другие вопросы — в решениях арбитражных судов, принятых в марте 2018 года.

Какой штраф применяется за несвоевременную сдачу «старого» расчета по форме 4-ФСС

Суть спора

26 января 2017 года (в 00 ч. 12 мин.) организация представила в отделение ФСС электронный расчет по страховым взносам за 2016 год. Несмотря на то, что просрочка составила всего 12 минут, проверяющие оштрафовали страхователя на основании статьи 46 Федерального закона от 24.07.09 № 212-ФЗ. Согласно этой норме, размер штрафа рассчитывается исходя из суммы взносов, начисленной к уплате за определенный период. Сумма штрафа составила 155 тыс. рублей.

Решение суда

Суды первой и апелляционной инстанций признали решение фонда недействительным. Как указали судьи, законодательство не устанавливает ответственность за нарушение срока представления отчетности за периоды, истекшие до 1 января 2017 года. С указанной даты Закон № 212-ФЗ утратил силу, а вступившие в силу новые редакции статьи 119 Налогового кодекса и статьи 26.30 Федерального закона от 24.07.98 № 125-ФЗ применяются при проверке отчетности за периоды, наступившие после 1 января 2017 года.

Суд кассационной инстанции также принял решение в пользу организации (постановление АС Московского округа от 02.03.18 № А40-97242/2017). Но при этом он привел иные доводы. Действительно, часть 1 статьи 46 Закона № 212-ФЗ утратила силу с 1 января 2017 года. Вместе с тем, уполномоченные органы продолжают применять содержащиеся в ней положения к отношениям, возникшим до указанной даты. Иное толкование законодательства фактические лишило бы государство возможности применять меры ответственности за правонарушения. С 1 января 2017 года ответственность за непредставление в установленный срок расчета по взносам установлена пунктом 1 статьи 119 НК РФ. В то же время ФСС может применять статью 46 Закона № 212-ФЗ в том случае, если рассчитанный по этой норме размер штрафа меньше или равен размеру штрафа, исчисленному в соответствии с пунктом 1 статьи 119 НК РФ.

Аналогичная позиция изложена в постановлении Конституционного суда РФ от 17.01.18 № 3-П (см. «Несвоевременная сдача РСВ-1: Конституционный суд высказался о штрафах»).

Переплату по страховым взносам за периоды до 2017 года можно вернуть даже при наличии недоимки

Суть спора

Пенсионный фонд выставил ИП на ОСНО требования об уплате дополнительных «пенсионных» взносов за 2014 и 2015 годы. При этом размеры платежей проверяющие исчислили исходя из полной суммы полученного предпринимателем дохода, без учета расходов. Поскольку ИП не исполнил требования контролеров добровольно, средства (219 тыс. руб.) были списаны с его счета в банке.

После выхода постановления Конституционного суда РФ от 30.11.16 № 27-П, который разрешил ИП на ОСНО учитывать расходы при расчете «личных» пенсионных взносов, предприниматель понял, что у него имеется переплата по взносам за 2014 и 2015 годы. В марте 2017 года он обратился в ПФР за возвратом денег, но получил отказ. Причина — наличие задолженности по взносам за 2016 год (23 тыс. руб.). А согласно статье 21 Федерального закона от 03.07.16 № 250-ФЗ, с 2017 года переплату по взносам за периоды, истекшие до 1 января 2017 года, можно вернуть лишь при отсутствии у плательщика недоимки за периоды, истекшие до 1 января 2017 года. Причем, производить возврат должен не фонд, а налоговая инспекция. Зачесть переплату «старых» взносов в счет погашения недоимки также невозможно, так как у ПФР нет таких полномочий, заявили проверяющие.

Напомним, что аналогичная позиция выражена в письме Минфина России от 01.03.17 № 03-02-07/2/11564 (см. «Минфин: переплату по «старым» страховым взносам зачесть нельзя»).

Решение суда

Суд признал отказ фонда в возврате «старой» переплаты необоснованным. В статье 20 Федерального закона от 03.07.16 № 250-ФЗ сказано: контроль за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты взносов за отчетные (расчетные) периоды, истекшие до 1 января 2017 года, осуществляется органами ПФР и ФСС «в порядке, действовавшем до дня вступления в силу настоящего Федерального закона». В данном случае спорная сумма страховых взносов была взыскана за 2014 — 2015 годы. Значит, обязанность по возврату денег лежит именно на фонде. Помимо этого, арбитры отметили, что из статьи 21 Закона № 250-ФЗ не следует, что сам по себе факт наличия задолженности по взносам является основанием для отказа в возврате переплаты  в сумме, превышающей эту задолженность. Таким образом, то обстоятельство, что у плательщика имелась задолженность по взносам за 2016 год, нельзя рассматривать как основание для отказа в возврате переплаты. ПФР должен был перечислить излишне взысканные взносы (219 тыс. руб.) за вычетом числящейся за предпринимателем задолженности (23 тыс. руб.). В итоге суд обязал контролеров вернуть предпринимателю 196 тыс. рублей (постановление АС Уральского округа от 28.03.18 № Ф09-1138/18).

Досрочная уплата налога незадолго до отзыва у банка лицензии свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика

Суть спора

Организация направила в банк платежные поручения на уплату НДФЛ и минимального налога по УСН непосредственно перед отзывом лицензии у кредитной организации.  Денежные средства были списаны с расчетного счета, но в бюджет не зачислены.

Поскольку налоги были уплачены через банк, который на момент перечисления денег уже был «проблемным», инспекторы отказались зачесть спорные суммы.

Решение суда

Организация обратилась в суд с требованием признать обязанность по уплате налогов исполненной. Но суды трех инстанций отказались поддержать налогоплательщика. В определении Конституционного суда РФ от 25.07.01 № 138-О указано: если у банка нет денежных средств на корреспондентском счете, то обязанность налогоплательщика считается исполненной только при условии его добросовестности. Из этого следует, что если банк и налогоплательщик признаются недобросовестными, на них не распространяется правило, в соответствии с которым обязанность по уплате налога считается исполненной в момент списания средств с расчетного счета.
 
В рассматриваемой ситуации платежные поручения были направлены в банк до того, как у организации возникла обязанность по уплате налогов. На момент перевода денег еще не была окончательно сформирована налоговая база по НДФЛ и определена сумма налога. В итоге НДФЛ был исчислен из примерных сумм налоговых обязательств и перечислен из собственных средств налогового агента. Налог по УСН также был уплачен до завершения налогового периода.

Кроме того, на следующий день после направления в «проблемный» банк платежек на уплату налогов организация открыла расчетный счет в другом банке. С нового счета производились расчеты с контрагентами.

С учетом изложенного судьи пришли к выводу: в действиях организации имеются признаки недобросовестности, поэтому у налоговиков не было оснований для признания обязанности по уплате налогов исполненной (постановление АС Поволжского округа от 02.03.18 № Ф06-29861/2018).
 

Нельзя списать расходы на оплату питания, если они не предусмотрены трудовым или коллективным договором

Суть спора

Организация на основании приказа руководителя оплачивала работникам питание в столовой. Данные затраты налогоплательщик включил в состав косвенных расходов при исчислении налога на прибыль.

Инспекторы признали действия налогоплательщика необоснованными и доначислили налог на прибыль. Контролеры пояснили, что затраты на обеды для работников являются обоснованными, если организация питания обусловлена условиями технологического процесса и связана с производственной деятельностью налогоплательщика. А в данном случае работники могли питаться как в столовой за наличный расчет, так и «домашней едой» в специально оборудованной комнате для приема пищи. К тому же, столовая работала только в дневное время (с 11.30 до 13.30).  Следовательно, утверждение о том, что организация горячего питания связана с непрерывностью производственного процесса, является необоснованным.

Решение суда

Суд согласился с проверяющими: организация питания, не обусловленная конкретными условиями технологического процесса и не связанная с производственной деятельностью налогоплательщика, не относится к мерам по обеспечению нормальных условий труда, предусмотренных статьей 163 ТК РФ. А значит, компания не может учесть затраты на питание работников в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией.

Учесть спорные суммы как расходы на оплату труда в соответствии со статьей 255 НК РФ в описанной ситуации также нельзя. Обоснование — в коллективном договоре и в трудовых договорах не было прописано условие об оплате питания. К тому же, добавили судьи, компания не удерживала из зарплаты сотрудников средства за обеды в столовой, дополнительных выплат к зарплате не было, персонифицированный учет расходов на питание работников в столовой не велся. А расходы на питание, которые предусмотрены трудовыми и (или) коллективными договорами, уменьшают налогооблагаемую прибыль только в том случае, если они являются частью системы оплаты труда. Это объясняется тем, что включение сумм в состав расходов на оплату труда предполагает возможность выявить конкретную величину доходов каждого работника (постановление АС Поволжского округа от 22.03.18 № Ф06-30828/2018). В подкрепление свой позиции суд сослался на письмо Минфина России от 09.01.17 № 03-03-06/1/80065 (см. «Минфин напомнил, при каких условиях стоимость бесплатного питания для работников можно учесть в расходах при расчете налога на прибыль»).

Если нет документов, обосновывающих выплату полевого довольствия, полученные суммы облагаются НДФЛ

Суть спора

Организация из г. Екатеринбурга на основании локального акта перечисляла некоторым работникам полевое довольствие в размере 1000 рублей за каждый день работы в полевых условиях. При этом НДФЛ с указанных выплат удержан не был. Организация ссылалась на положения статьи 168.1 ТК РФ и пункта 3 статьи 217 НК РФ.  Данные нормы освобождают от НДФЛ расходы, связанные со служебными поездками работников.

Однако инспекторы решили, что выплаченные суммы являются элементами оплаты труда и облагаются НДФЛ. Обоснование — организация не смогла подтвердить, что сотрудники фактически работали в полевых условиях или участвовали в работах экспедиционного характера.

Решение суда

Суд принял решение в пользу ИФНС, указав на следующее. В подтверждение выплат полевого довольствия работодатель представил командировочные удостоверения, авансовые отчеты, товарные чеки. Между тем, товарные чеки были выданы контрагентами, которые находились там же, где и налогоплательщик (в г. Екатеринбурге). Проездные документы, свидетельствующие о проезде к месту полевых работ и обратно, отсутствовали. Более того, сами работники подтвердили, что иных доходов, кроме заработной платы, они не получали, и полевых работ не выполняли.

Все это говорит о том, что фактически под видом полевого довольствия сотрудникам выплачивалась заработная плата. Значит, организация правомерно привлечена к ответственности на основании статьи 123 НК РФ за неуплату НДФЛ (постановление АС Уральского округа от 21.03.18 № Ф09-1018/18).
 

Суд не усмотрел схемы в принятии на работу сотрудницы незадолго до ухода в декретный отпуск

Суть спора

Индивидуальный предприниматель принял на работу сотрудницу за 22 дня до ее ухода в отпуск по беременности и родам. Позднее работодатель оплатил больничный лист и обратился в ФСС за возмещением расходов. В фонде ответили отказом. По мнению контролеров, ИП заключил трудовой договор с беременной женщиной для необоснованного получения страхового возмещения за счет средств ФСС.

Решение суда

Суд поддержал предпринимателя. Арбитры напомнили, что в статье 64 Трудового кодекса РФ установлен запрет на необоснованный отказ в заключении трудового договора, в частности, по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей. В рассматриваемой ситуации все условия, необходимые для возмещения страхователю расходов по обязательному социальному страхованию, соблюдены. Так, между работодателем и сотрудницей имелись трудовые отношения, страховой случай наступил и «декретные» были перечислены. Судьи учли, что у сотрудницы был большой опыт работы по соответствующей специальности. После ухода женщины в декрет на ее место постоянно искали нового работника. В итоге суд признал отказ ФСС в возмещении пособия неправомерным (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 27.03.18 № А19-12785/2017).
 

Если дополняющая форма СЗВ-М на «забытого» работника сдана с опозданием, штрафа не избежать

Суть спора

Организация в последний день отчетной кампании представила в Пенсионный фонд исходную форму СЗВ-М в отношении 85 работников. В ходе проверки инспекторы выяснили, что в отчете нет сведений еще о четырех застрахованных лицах. Узнав об этом, работодатель направил дополнительные сведения по «забытым» сотрудникам. Но поскольку это было сделано за пределами срока сдачи отчетности, фонд оштрафовал организацию на основании статьи 17 Федерального закона от 01.04.96 № 27-ФЗ.

Решение суда

Суд признал штраф правомерным. Как указали судьи, страхователь может быть освобожден от ответственности только в случае представления уточненных (исправленных) сведений. А в данном случае организация подала дополняющую форму СЗВ-М с информацией по четырем работникам, которые не были включены в исходный отчет. То есть страхователь не исправил (не уточнил) ранее представленную отчетность, а вновь сдал сведения. Причем дополнительная отчетность была сдана после того, как об ошибке узнали в фонде (постановление АС Северо-Западного округа от 01.03.18 № А44-4882/2017).

Вывод суда согласуется с официальной позицией ПФР, выраженной в письме от 28.03.18 № 19-19/5602 (см. «СЗВ-М по «забытым» работникам сдана за пределами отчетных сроков: ПФР настаивает на штрафах»).

Закладка перемещена в  Отменить перемещение

2 014
закрыть
Для корректного отображения сайта установите новую версию браузера Обновить браузер