Вход для зарегистрированных:
Войти
Закрыть
Восстановление пароля
Укажите адрес электронный почты, который вы использовали для регистрации
Восстановить Вернуться
Инструкция отправлена

Верховный суд разъяснил, как коронавирус влияет на гражданско‑правовые договоры

Верховный суд разъяснил, как коронавирус влияет на гражданско‑правовые договоры
6 мая 2020

После истечения трех нерабочих недель, объявленных таковыми указами Президента от 25.03.20 № 206 и от 02.04.20 № 239, Верховный суд выпустил специальный Обзор. В нем судам даны рекомендации о том, как применять законодательство с учетом принятых властями мер по борьбе с коронавирусом. В частности, разъяснено, продлеваются ли на период с 30 марта по 30 апреля сроки исковой давности и сроки исполнения обязательств по договору, признается ли карантин форс-мажором и можно ли в текущей обстановке отказаться от договора.

О чем обзор

Обзор Верховного суда РФ от 21.04.20 № 1 состоит из пяти разделов. Помимо гражданско-правой части, он содержит также разъяснения по вопросам применения уголовного законодательства и административной ответственности. Однако эти моменты мы оставим за рамками нашей статьи. Равно как не будем останавливаться и на рекомендациях в отношении законодательства о банкротстве. В настоящем материале речь пойдет исключительно о вопросах договорного права, которые актуальны для большинства налогоплательщиков.

Электронная подпись Заказать электронную подпись для дистанционной подачи документов в суд Получить через час

Как исчисляется течение сроков

Итак, прежде всего Верховный суд разобрался с вопросами исчисления «договорных» сроков за период с 30 марта по 30 апреля, который был объявлен нерабочим на основании указов Президента. В отличие от Налогового кодекса, куда законодатели оперативно внесли изменения, фактически приравняв нерабочие дни к выходным и праздничным, в Гражданский кодекс подобных поправок не вносилось. Возможно, по мнению законодателей, этого и не требовалось. Ведь в статье 193 ГК РФ, которая регулирует перенос срока выполнения обязательства, и так используется универсальный термин «нерабочий день».

Однако Верховный суд подошел к этому вопросу иначе. По мнению высшей судебной инстанции, в статье 193 ГК РФ под термином «нерабочий день» понимаются только выходные и праздничные дни, признаваемые таковыми в соответствии с Трудовым кодексом. А нерабочие дни, объявленные Президентом, не являются выходными или праздничными. Указы о «выходном» периоде вообще относятся к мерам по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения (также см. «Можно ли бизнесу работать в нерабочую неделю и как оформлять “удаленку” в “нерабочие дни”»).

Кроме того, режим нерабочих дней был введен не для всех. Так, с 30 марта по 30 апреля продолжали свою деятельность организации, на которых не распространялись упомянутые указы Президента. Также эти дни могли быть рабочими на основании актов субъектов РФ (подробнее см. «Нерабочий апрель: можно ли ввести режим простоя и сократить зарплаты?»).

В связи с этим Верховный суд делает однозначный вывод: истечение срока исполнения обязательства по договору (оплата, отгрузка и т.п.) в период с 30 марта по 30 апреля не является основанием для переноса срока исполнения на май. Иное, как отмечается в Обзоре, означало бы существенное ограничение всего гражданского оборота, ведь на «паузу» длиной в месяц было бы поставлено исполнение всех без исключения обязательств. А это, по мнению ВС РФ, не было целью Президента при издании соответствующих указов о нерабочих днях.

Сделав общий вывод, о том, что нерабочие дни «по указам» для целей гражданского оборота «де факто» являются рабочими, судьи высшей инстанции достаточно быстро разобрались и со сроками исковой давности. Эти сроки на период с 30 марта по 30 апреля автоматически не прерываются и не приостанавливаются. При этом в Обзоре отмечено, что срок давности, который истек в этот период, можно восстановить или приостановить, если доказано, что карантин и ограничительные меры реально помешали обращению в суд.

Фокус Узнайте об исках, предъявленных вашему потенциальному контрагенту

По этому же принципу был решен и вопрос с окончанием процессуальных сроков на обжалование решений судов, постановлений об административных правонарушениях и проч. Верховный суд признал, что оснований для переноса этих сроков на первый рабочий день не имеется. Все соответствующие действия (подача кассационных или апелляционных жалоб на решения судов, жалоб на постановления об административных правонарушениях) следовало совершать в общеустановленные сроки, даже если они пришлись на период с 30 марта по 30 апреля. При этом опять же в Обзоре есть оговорка о том, что если введение ограничительных мер сделало обжалование невозможным, то срок может быть восстановлен.

ВАЖНО. Указом Президента РФ от 28.04.20 № 294 нерабочими днями объявлены 6, 7 и 8 мая. Соответственно, выводы, сделанные в Обзоре про период с 30 марта по 30 апреля, полностью применимы также к 6, 7 и 8 мая. В то же время дни с 1 по 5 и с 9 по 11 мая являются выходными и нерабочими праздничными на основании статей 111 и 112 Трудового кодекса и постановления Правительства РФ от 10.07.19 № 875. Следовательно, в отношении периодов с 1 по 5 и с 9 по 11 мая действуют общие правила статьи 193 ГК РФ, а выводы из Обзора не применяются.

Коронавирус и форс-мажор

Следующая группа вопросов, которые пришлось разрешить Верховному суду, связана с признанием эпидемии обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором). И здесь выводы высшей судебной инстанции тоже вряд ли порадуют бизнес.

Как отмечается в Обзоре, коронавирус и принимаемые властями меры по борьбе с ним сами по себе не являются обстоятельствами непреодолимой силы для всех без исключения хозяйствующих субъектов. Однако если должник докажет, что конкретное обязательство не исполнено, поскольку это действительно было невозможно из-за введенных в регионе ограничительных мер, то к соответствующим отношениям сторон можно применять положения о форс-мажоре.

Более того, пандемия заставила Верховный суд отойти от своей прежней позиции о том, что отсутствие у организации или ИП денег не может рассматриваться как форс-мажор (см. п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 26.03.16 № 7). В Обзоре приводится пример с организацией общепита, которая лишилась оборотных средств (и, соответственно, денег, необходимых для оплаты по договорам) из-за того, что была закрыта на основании решения региональных властей. Судьи признали, что в подобной ситуации ни одна другая точка общепита не смогла бы избежать аналогичных финансовых последствий. А значит, имеются все критерии форс-мажора: чрезвычайность, непреодолимость и относимость.

Фокус Проверить финансовое состояние своей организации и ее контрагентов

Отдельно Верховный суд остановился на последствиях форс-мажора как для должника, так и для кредитора. Здесь судьи не стали менять подход, зафиксированный в упомянутом постановлении Пленума № 7. В Обзоре подтверждается, что обстоятельства непреодолимой силы освобождают должника только от ответственности за неисполнение обязательства и от возмещения убытков. Но саму обязанность он должен исполнить в разумный срок после того, как будут сняты ограничительные меры.

Другими словами, даже если в конкретной ситуации удастся доказать, что коронавирусная инфекция является форс-мажором и не позволила, например, оплатить кредит из-за отсутствия денег, то это освободит должника только от штрафов и пеней, предусмотренных ГК РФ и договором, а также от обязанности по возмещению убытков. Но сам платеж по кредиту придется внести после снятия ограничительных мер.  

Кредитору же форс-мажор дает право отказаться от договора, не дожидаясь, когда исчезнут соответствующие обстоятельства. Это возможно, если из-за просрочки он утратил интерес к договору. К примеру, покупатель, который внес аванс под поставку товаров, может сразу после нарушения срока поставки потребовать возврата денег, а не ждать, когда будут сняты ограничения на перемещение и станет возможна доставка груза.

Эльба Бесплатно составлять договоры в Контур.Эльбе по готовым шаблонам

Изменение и расторжение договоров

Наконец, еще один важный для бизнеса вопрос, который рассмотрен в Обзоре, касается возможности одностороннего отказа или изменения договора в текущей обстановке. Дело в том, что в Гражданском кодексе есть специальная норма об отказе от договора при существенном изменении обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Как указано в Обзоре, ситуация, сложившаяся в связи с пандемией, подпадает под действие данной статьи. Ведь в ней говорится об обстоятельствах, которые стороны не могли предвидеть при заключении договора, а если бы могли, то не заключали бы договор, либо заключили бы его на иных условиях. Поэтому применение статьи 451 ГК РФ в отношении договоров, оформленных до введения ограничительных мер, вполне допустимо и любая из сторон вправе отказаться от принятых на себя обязательств.

Отметим, что по правилам статьи 451 ГК РФ расторжение договора в такой ситуации возможно во внесудебном порядке, если стороны достигли согласия в связи с прекращением его действия. А если такого согласия нет, то для отказа от договора инициатору придется обращаться в суд.

И здесь Верховный суд напомнил, что, по общему правилу, заявитель должен требовать именно расторжения, а не изменения договора. Последний вариант возможен только в исключительных случаях. Например, такая ситуация может возникнуть в связи с исполнением Федерального закона от 01.04.20 № 98-ФЗ. Этот закон разрешил арендаторам нежилых помещений требовать отсрочки и рассрочки по арендной плате, а также ее снижения за период, в течение которого арендуемые помещения не использовались из-за введенных государством ограничительных мер. Соответственно, если арендодатель не согласен, то в суд в этом случае надо подавать иск о принудительном изменении договора.

Реестро Регистрируйте сделки с недвижимостью и получайте выписки из ЕГРН через интернет
7 870